Название: За всё надо платить
Автор: Tivisa
Рейтинг: R
Жанр: гет, джен, драма, приключения
Пейринг/Персонажи: Хан Нуньен Сингх/НЖП, адмирал Александр Маркус, Юки Сулу, НЖП, НМП.
Размер: макси
Канон: Ребут
Дисклеймер: Автор продолжает развлекаться и не претендует на извлечение доходов, в связи с чем авторские и смежные права дружно идут фтопку.
Саммари: Когда бывший диктатор и правитель четверти земного шара Хан пришёл в себя в медблоке секретного объекта 31-2-Юпитер, мир вокруг него изменился до неузнаваемости, но он об этом ничего не знал. Он забыл, кто он такой, и теперь его имя Джон Харрисон, у него другая биография, другая работа. Но он вспомнит и поймет: его старый друг Алекс, подруга Юки, коллеги по работе, те ли они, за кого себя выдают, или на этой базе носят маски решительно все?
Пояснение автора: работа основана на версии судьбы Хана, изложенной в комиксе "Хан" издательства IDW, вышедшем в 2013-2014 гг. и благополучно переведенном на ЛФБ-2014. Эта версия расходится с канонной версией XII-го фильма - никакого шантажа не было. А что было?
P.S. В фике есть отсылки к событиям комиксов "Начало пути во тьму" и "Конфликт на Хитомере".

Пролог. Шестикрылый серафим

Из центра при посольстве, куда стекались все данные о катастрофе на Вулкане, она вышла на подгибающихся ногах. Нигде ничего, словно она в информационном вакууме. Господи, как же ей больно.
Надежда таяла постепенно, уходила капля за каплей, как кровь из вскрытых вен, пока не вытекла вся.
До сегодняшнего дня Юки Сулу, вопреки всему, всё же надеялась на чудо – Т’Пэн могла успеть на шаттл, могла быть ранена и в этой неразберихе её просто ещё не опознали – всё, всё что угодно, мысленно возносила молитвы Юки, только пусть будет жива! Нет, чуда не случилось, не для неё…

Чувствуя, что слёзы вот-вот закапают из глаз, и не видя ничего перед собой от этого тумана, Юки вслепую кинулась в сторону от дорожки, нащупала какое-то дерево и медленно осела рядом. Сухая кора дерева царапала щёку, но Юки было всё равно, она обнимала дерево, как единственный одушевлённый предмет в этом мире, повернувшемся к ней спиной…

Чья-то рука легла на плечо, кто-то присел рядом и мужской голос с беспокойством и заботой проговорил:
- С вами всё в порядке, мисс?
«Ничего со мной не в порядке!» - хотела было крикнуть Юки, но невыплаканные слёзы стояли в горле и она смогла лишь отрицательно помотать головой.
Впрочем, мужчина, кажется, и так о чём-то догадался: те, кто приходил в эти дни к посольству, имели гораздо больше причин быть в слезах, чем сиять от радости. Он коротко вздохнул, подвинулся ближе и притянул девушку к себе, гладя её по плечам. Этого оказалось более, чем достаточно. Всё напряжение, которое последние дни скручивало нервы в тугой узел, всё сводившее с ума горе начали выплескиваться: Юки отчаянно вцепилась в шершавую ткань и бурно, со всхлипами, расплакалась.

Мужчина самоотверженно пережидал неминуемый взрыв рыданий, гадая, по кому так убивается эта молодая женщина. По другу, подруге, брату или сестре? А может быть мать или скорее отец? Погибли многие, люди и вулканцы, кадеты и офицеры, много пожившие и только начавшие свой путь…
Слыша, что всхлипы потихоньку начинают затихать, он, осторожно извернувшись, вытащил из внутреннего кармана серого кителя салфетку.
- Вот, возьмите, - тихо проговорил он, успокаивая девушку, - вытрите глаза.

Юки взяла салфетку, отстранившись, промокнула глаза и тут же замерла в ужасе.
Серый китель на мужчине, на плече которого она рыдала последние минуты, был залит слезами и … другими жидкостями и непоправимо испорчен, а на погонах красовались … Господи Боже!
Юки отпрянула так, что чуть не опрокинула мужчину, но он, судя по невозмутимому лицу, чего-то такого и ждал.
- Вы … вы … простите, сэр … - Юки никак не могла совладать с голосом и он дрожал самым постыдным образом.
- Успокойтесь, - светло-голубые глаза мужчины смотрели на неё с пониманием. – Я вас не съем. Разрешите представиться, адмирал флота Александр Маркус.
«Главнокомандующий??! Какой позор!»
- Кадет Юки Сулу, - автоматически сказала девушка, пока эта мысль проносилась в её и без того измученном мозгу. – Прошу прощения за своё поведение, сэр.
- Не надо извиняться, кадет, я вас понимаю.
- Но я … я … испортила вам китель, сэр, - пробормотала Юки, чей разум никак не мог освоиться с мыслью о том, что она рыдала на груди главкома Звёздного флота.

Адмирал улыбнулся.
- Сейчас много о чём можно пожалеть, кроме испорченного кителя, не находите? Не самая большая проблема, - адмирал вздохнул и встал с коленей, поднимая девушку. – Ну, как вы?
- Лучше, спасибо, - Юки окончательно вытерла лицо и сделала попытку оттереть пятна с мундира адмирала, но он уверенным жестом отобрал у нее салфетку и занялся этим сам.
- Вы кого-то потеряли? – помолчав, задал вопрос Маркус.
Юки кивнула.
- Лучшую подругу, вулканку. И … друзей с … - губы её предательски дрогнули, но она удержалась. Быстро овладела собой, подумал адмирал. - … нашего курса Академии…
- Знаю, - вставил сочувственно адмирал.
- … и я не знаю, что с Хики, никто ничего не говорит! – с некоторым уже вызовом закончила она.

Брови Маркуса взлетели. Неужели муж? Да нет, слишком она молода.
- Это кто, брат? – Юки кивнула. - Если он был на флотилии, так все корабли вернулись из Лаврентийской системы, потерь нет.
- Он был в экипаже «Энтерпрайза», - сказала Юки. Надежда вспыхнула против воли. – Хикару Сулу, не знаете?
А, так вот в чём причина мелькнувшего в голосе вызова, понял адмирал. Подавать к столу «Энтерпрайз» следовало … аккуратно, в связи с чем на информацию о нём был наложен запрет до особого распоряжения. Но то, что хотела знать эта девушка, не секрет.
- Я наизусть помню список погибших на «Энтерпрайзе». Могу вас заверить, Хикару Сулу в этом списке нет.
Лицо Юки просияло и она порывисто схватила адмирала за руку. Правда, тут же застыла в таком испуге, что адмирал чуть не рассмеялся и сделал бы это непременно, если бы не боялся оскорбить чувства девушки.
- Всё в порядке, - ободряюще сказал он. – Но если вас так беспокоит то, что я выше вас по чину, то забудьте о нём на минутку. Считайте, что я просто принёс вам добрую весть.
- Есть забыть, сэр! – Юки улыбнулась в ответ.
«А она премиленькая. И умеет подстраиваться, или у неё это врождённое?»

- Давайте немного пройдёмся по вон той аллее, - предложил адмирал. Он мог быть очень обаятельным, когда хотел. – Вы успокоитесь и сможете предстать перед людьми не с опухшими от слёз глазами.
- Спасибо … - Юки заколебалась, всё же это был адмирал. - …Но, наверное, это не совсем …
- Вы видите в этом что-то плохое, кадет Сулу? – такой маневр всегда помогал Маркусу уйти от нежелательных вопросов Кэрол, когда она уж очень на него наседала. – Вы мне в дочери годитесь. Но если вам неприятна моя компания …
Вот уж чего Юки точно не хотела бы, так это чтобы у адмирала возникло именно такое впечатление, и она решилась. В конце концов, если здесь и было что-либо «плохое», оно по-видимому заключалось в ней, а не в нем.
- Нет, почту за честь, адмирал Маркус, - быстро проговорила девушка. – Только ведь у вас, наверно, много дел.
- Это не значит, что я не могу найти среди них маленькое окошко для вас, - адмирал жестом пригласил её свернуть на небольшую аллею.

Сад посольства был огромен. Сотни растений, как земных, так и привезенных с Вулкана и прошедших акклиматизацию, дорожки и аллейки для прогулок, скамейки, на которых можно было отдохнуть. Адмирал на секунду задумался над тем, что этот сад переходил в разряд подлинной редкости, ведь многие экземпляры существовали теперь только здесь.
Первые же слова Юки показали, что её не занимали красоты природы.
- Спасибо вам за хорошие новости о брате, - тихо сказала она. – Но как подумаешь о всех остальных…
- Да, я не помню, чтобы даже в боевых действиях мы теряли сразу стольких людей, - подхватил адмирал. – Выбит почти весь выпуск Академии. А ваша подруга?
- Она была на Вулкане, - в сухих глазах Юки зажглась ненависть. – Объясните мне, адмирал, ну разве так можно? Кем надо быть, чтобы уничтожить целую планету? Будь он проклят, Неро! Будь он проклят!

Чуть сузившиеся глаза адмирала блеснули, он промедлил несколько секунд и понизил голос.
- Это враг из тех, что ни перед чем не остановятся, чтобы добиться своего. Он считает нас слабыми и не способными на достойный ответ. Поверьте моему опыту, я таких много встречал на своем веку.
- И что вы с ними делали? Ну, когда встречали? – Юки вдруг повернулась к адмиралу так резко, что её полудлинные прямые волосы чуть не хлестнули его по лицу. – Если знали, что это враг?
- Ох, кадет Сулу, вы просите меня о невозможном! Жёсткие истории не для такой молодой женщины, как вы. – Маркус говорил чуть шутливо, но они оба знали, что шутки там не было. – Война вещь суровая и серьёзная.
- А кто вам сказал, адмирал, сэр, что я не серьёзная? Я заканчиваю инженерный факультет и мои оценки по всем предметам одни из лучших на потоке, мою курсовую работу по способам обработки дилития взяли для изучения в отдел перспективных технологий флота! А обращаться с фазером я умею получше половины курсантов мужского пола, потому что могу стрелять с двух рук!
«Вот это уже неплохо! Стоит проверить», - промелькнуло у адмирала.
- Так вы, значит, будущий инженер, - за мягкой улыбкой Маркуса таилось многое, но раздосадованная Юки этого не замечала. Вечно эти придирки к женщинам, словно не на что иное, как отсиживаться в безопасности на корабле, они не годились. – Приятно слышать, что вас оценили.
Глаза Юки сразу погасли и опустились.
«Не оценили пока», - перевёл на язык слов Маркус.

На первый раз хватит, вот разве что …
- Не огорчайтесь, на ваш век дел и врагов осталось достаточно, - сказал адмирал. – Неро, я надеюсь, мы больше никогда не увидим, но ведь не одного его мы должны благодарить … за Вулкан.
Юки встрепенулась, и адмирал понял, что его догадка была верна. Ненависть продолжала жить в ней и требовала выхода. Искала цель.
- Сэр, я думала, что он один … но кто же ещё…
- Вулкан уничтожил он, это так, но перед этим этот безумец угодил в обычно цепкие лапы клингонов. Вы разве этого не знали?
Юки покачала головой, недоумевающе глядя на Маркуса.
- Ну вот, выдал вам государственную тайну, - адмирал сокрушенно махнул рукой. - Ладно, это всё равно все скоро узнают.
- И почему они его не убили? Клингоны же не берут пленных!
- Берут, если это им выгодно, - отчеканил Маркус, смотря прямо в глаза девушки. – Корабль Неро был слишком ценен с точки зрения новейшего вооружения и технологий и они предпочли сохранить Неро жизнь, чтобы позаимствовать кое-что с «Нарады».
- А как же он тогда …
- Потому, что они позволили ему бежать, вот как, – в голосе Маркуса прорезалась горечь. – И теперь клингонский флот благодаря «Нараде» будет усовершенствован, а мы остались в проигрыше и ещё неизвестно, чем это для нас обернётся.
Юки прошла несколько шагов в задумчивости. Адмирал выждал немного и заговорил.
- Теперь я вынужден просить у вас прощения за столь мрачные разговоры, да к тому же о моих собственных тревогах и заботах, вам ведь не до того.

Юки подняла глаза на адмирала и он отметил, что они были гневны, блестящи, но вместе с тем тверды, как обсидиан. Ну что ж, если она сумеет переплавить такую эмоцию, как ненависть, в смысл жизни, из неё может что-то и выйти. Не в том они сейчас положении, чтобы пренебречь хорошим специалистом и будущим верным сотрудником, их агенты тоже погибли.
- Ошибаетесь, мне было очень интересно.
Он проводил девушку до выхода из посольского сада, беседуя о каких-то отвлечённых предметах. Если он не ошибался, а он никогда не ошибался, рыбка клюнула и крючок вонзался всё глубже. Он даст ей несколько дней, а потом направит к ней Эда Марлоу и тот её непременно дожмёт. Да, и необходимая проверка как раз в эти несколько дней и уложится.

Решив этот вопрос, адмирал выбросил Юки Сулу из головы и занялся более насущными неприятными вещами. Он специально не вызывал флайер, чтобы пройтись до Штаба и привести мысли в порядок.
Из отчётов командного состава "Энтерпрайза" следовало, что этот помешавшийся на мести «гость из будущего» после тарана Джорджа Кирка попал в плен к клингонам и проторчал в их тюрьме 25 лет. Срок вполне достаточный для того, чтобы разобрать «Нараду» по винтику, и не один раз. Сумели это сделать клингоны или технологии 24-го века оказались им не по зубам, пока судить не представлялось возможным, но если был хоть один шанс, что по зубам… Адмирал Маркус потёр щёку, словно это у него в действительности заболел зуб. Если этот шанс был, то тогда война неминуема.
Маркус и прежде не сомневался в том, что единственным препятствием к началу полномасштабных военных действий была неуверенность Клингонской империи в собственном военном превосходстве. Но стоит равновесию сил сдвинуться, а сместить его могло всё, что угодно, - и они нападут. Технологии «Нарады» могли быть таким «всем, чем угодно».

Единственный способ одолеть врага, обладающего военным превосходством – навязать ему боевые действия по своим правилам. Вынудить вступить в войну, когда флот не модернизирован, пока империя не оправилась от потери 47 кораблей, уничтоженных Неро, спасибо ему хоть за это. Но чтобы нанести упреждающий удар на территории противника, класс «Конституция» не подходит. Адмирал полагал, что Федерация давно нуждается в чисто боевых кораблях и, устав убеждать в этом Совет Федерации, начал действовать на свой страх и риск, используя мощности подведомственной ему Секции 31. Кое-что получалось, кое-что не очень, и позарез необходимы были новые кадры с нестандартным мышлением и нетривиальными подходами. Только так можно совершить прорыв, создать что-то принципиально новое.

В такой ситуации адмирал никак не мог выпустить из рук основную «кузницу кадров» Звёздного флота – Академию. Академией занимался Крис Пайк, знал там всё от и до, кто чем дышит, у кого из руководства какие слабости, какие кадеты многообещающие, а какие нет. Кроме того, Крис сквозь пальцы смотрел на «прощупывание» кадетов 31-ой Секцией, потому что во-первых, доверял главнокомандующему и, во-вторых, понимал, ради чего всё это делается. У разведки должно быть всё самое лучшее: лучшие специалисты, лучшее оборудование и технологии, – или это никакая не разведка, а клуб по интересам. Поэтому адмирал Маркус был очень рад, что Крис жив, хотя ему и предстояло длительное восстановление - Академию он не мог доверить никому другому.
На этой точке мысли адмирала слегка застопорились. Придётся пойти на компромисс с Пайком: в обмен на то, чтобы остаться куратором Академии, невзирая на проблемы со здоровьем, он наверняка захочет что-то для своего любимца. Если требования не будут чрезмерными, адмирал на это согласится, иначе кураторство уйдёт в руки группировки, чьим представителем был Беннет, и на планах вербовки лучших инженерных кадров в 31-ю можно будет поставить крест.

При мысли о Джеймсе Кирке адмирала Маркуса передёрнуло. Этот щенок вызывал в нём с трудом подавляемое желание взять его за шкирку и слегка встряхнуть. Адмирал искренне не понимал, чего Крис так с ним возится, сам Маркус даже над своей дочерью Кэрол столько не порхал. А теперь, когда эти двое стали героями, открыто щёлкать их по носу даже главком не мог и вынужден был делать хорошую мину при плохой игре.

Вмешавшись в ход операции, означенный Джеймс Кирк, конечно, спас Землю и едва не спас Вулкан, но, с другой стороны, выставил командование флота не в лучшем свете. Получалось так, что один кадет, к тому же ещё и не только не выпустившийся, но и на грани отчисления, был способен на то, на что оказался не способен весь Звёздный флот, а приказы руководства флота привели к гибели лучшие корабли Федерации вместе с экипажами. Такое пятно смыть было трудно и главнокомандующий флотом адмирал Александр Маркус срочно должен был что-то предпринять.

За этими размышлениями он не заметил, как дошёл до Адмиралтейства и поднялся почти до половины гранитной лестницы, и, только ответив на приветствия двух офицеров, понял, где он находился.
Очень нужен проект, способный реанимировать несколько пошатнувшийся престиж руководства флота. Пожалуй, надо довести до чего-то конкретного идею того сумасшедшего инженера о трансварпном перемещении. В ней кроются богатейшие возможности, если правильно к этому подойти. И совершенно очевидно, что планетарная система защиты Земли несовершенна, если коды от неё знает любой капитан звездолёта, да и находится она слишком близко. Людей можно купить, их можно пытать, и не успеешь оглянуться, как ещё какой-нибудь безумец на пороге. Надо изучить возможность расположения станций слежения между Ураном и Нептуном. Вот пусть возвращающийся из дальнего космоса «Авангард» ее и изучит, удовлетворённо подумал адмирал.

***


- Когда, наконец, я услышу хоть что-нибудь, кроме «мы работаем, сэр»? - мужской голос в трубке был полон не очень хорошо скрытой ярости. – Я вас подключил к этому проекту, доктор Эррера, потому что мне сказали, что вы лучший! Но теперь у меня зарождаются смутные подозрения, что вас перехвалили.
Собеседник прижал комм ближе к уху и почувствовал, как струйка пота стекла по виску. «Подозрения» могли означать что угодно, в том числе немедленное устранение как не оправдавшего доверие, и он даже знать не будет, кто нанесёт ему роковой удар. Убийца мог быть уже рядом.
- Сэр, мы …
- … работаете, знаю.
- Но пациенты очень … нестандартные, вы понимаете …
- Да неужели? Вы не можете подобрать нестандартный подход к нестандартному пациенту. Тогда за какие заслуги вы получили свою учёную степень, доктор? За лечение свинки у кадетов первого года обучения?

В трубке послышалось судорожное сглатывание и мужчина понял, что немного пережал: до смерти напуганный трезво мыслить не способен.
- Так я слушаю, доктор, каковы будут ваши дальнейшие действия?
Уловив мягкие нотки в голосе, доктор, наконец, вздохнул более или менее легко.
- Я как раз поэтому и вызвал вас, сэр. Мы с доктором Коулманом закончили предварительное тестирование следующего пациента и могу сказать, что экземляр выдающийся. У нас есть шанс, даже если мы разгадали пока не все секреты этого … оборудования. И мы подготовили особый бокс, который даст нам возможность провести … лечение по нашим правилам, чтобы по возможности исключить неприятные сюрпризы.
- И во сколько уже обошлись нам эти, как вы выразились, неприятные сюрпризы?
- В пять единиц.
- Значит, этот будет шестым? В день шестой сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его. Будем надеяться, что вы не хуже знаете своё дело, доктор.

@темы: Хан Нуньен Сингх, Ребут