Глава 1. Когда боги смеются

«Сатурн-4» благополучно вошёл в гиперпространство, Риита Хольм со вздохом облегчения откинулась на спинку кресла и вытянула ноги. Боже, как же она устала, как же хотела, наконец, очутиться на Земле, в своей квартире, и спать, спать, спать, пока сон не начнёт из ушей вываливаться…
16 часов полёта – и всё это станет реальностью.

Какая же дыра эта Звёздная база-11, продолжала размышлять Риита. И ладно бы ещё развлечений никаких, это как раз ожидаемо, но даже работать там не с кем. Иногда ей действительно казалось, что Секция 31 собрала к себе лучшие умы человечества, оставив для всеобщего пользования лишь незначительные пустяки. Ну вот кто подумал, что доверить модернизацию систем защиты можно инженеру, закончившему Академию десять лет назад и с тех пор так и торчавшему на этой самой базе? Что он помнит-то? В лучшем случае клингонские D7 и класс «Миранда». А то, что «Нарада» основательно пришпорила гонку вооружений и та готовилась рвануть вперёд, стуча копытами по головам тугодумов, для него вообще сюрприз почище саморазмножающегося триббла.

Пять недель каторжной работы. Не зря говорят, что уж лучше с нуля, чем переделывать за кем-то, вот Риите Хольм этих переделок хватило выше крыши. Если бы не Терри... Ее напарник доктор Теренс Кэссиди, огненно-рыжий ирландец, обладал черноватым врачебным чувством юмора, здорово перемешанным с никогда не унывающим нравом, и действовал, как хороший стимулятор... она бы не раз разнесла к чёрту всю начинку этой базы, несмотря на второго напарника, компьютерщика-пофигиста Винсента. И она полагала, что заслуживает не только многодневного сна, чтобы это скомпенсировать.
Где-то там, в куче бумаг на столе начальника и по совместительству главнокомандующего, адмирала флота Александра Маркуса, лежит её рапорт с просьбой доверить ей проект по разработке техзадания для станций дальнего обнаружения, и она надеялась, что уж после атаки Неро этот проект из разряда «хорошо бы сделать» перейдёт в разряд «это нужно было ещё вчера!».
Позволив себе немного насладиться этой мыслью, женщина опустила спинку кресла, сразу превратившегося в кровать. Зашипел привод подстройки под контуры тела, мягко и в то же время уверенно поддерживая спину и голову, и она не успела даже накрыться пледом, как провалилась в сон.

Она проспала почти 9 часов без перерыва и проснулась в значительно лучшем расположении духа и состоянии тела и, кстати говоря, вовремя – загорелась предупреждающая надпись и через 12 секунд "Сатурн" вывалился из варпа. Риита бросила взгляд на бегущую на табло строку координат. Орбита Марса, до Земли 3 часа на импульсных, полчаса торможение, да ещё челнок от орбитального дока до космопорта флота… как раз 16 часов и набегут. Отчёт у неё уже готов и отправлен по закрытому каналу адмиралу – в модернизации были, скажем так, несколько специфических моментов.

Коммуникатор, заверещавший в кармане, прозвучал трубой судного дня. Номер не определился, очень похоже было на вызов из Адмиралтейства. Что случилось такого, что её дёрнули до прилёта?
- Ри, - возбуждённый женский голос даже не сказал «привет» или там «здравствуй», - ты сидишь?
Как это в стиле подруги: не видеться полтора месяца, тем не менее начать с каких-то пустяков.
- Нет, Лина, плаваю в невесомости!
- Ну, слушать это тебе не помешает. Твой рапорт у отца на столе, я его только что там видела!

Вопрос о том, кого только что видела Кэрол - стол, адмирала или рапорт - повис в воздухе невысказанным, а Хольм выпрямилась, держа трубку у уха. Когда-нибудь любопытство погубит Кэрол, как ту самую кошку из поговорки. Она что, прямо в Штабе рылась у адмирала на столе? Да ещё и её сюда впутывает? Вот за такие дела Маркус по головке не гладит…

- Лина, помолчи и отвечай кратко – нет, да. Канал открытый?
Раздалось презрительное фыркание, сказавшее все, что собеседница думает о таком дурацком предположении.
- Нет.
Уж Кэрол-то не могла не знать, что в Штабе прослушиваются все открытые каналы и половина закрытых – втайне от абонентов.
- Это может подождать до Земли?
- Ну…
- Значит, подождёт, - не терпящим возражений голосом произнесла Риита. – Я тебе очень признательна и всё поняла, но давай потом?

Новость действительно была отличная: если её рапорт перебрался на верх кучи, то впереди замаячили перемены и перспектива воплощения собственного проекта становилась не столь туманной.

В трубке послышался подчёркнуто громкий вздох и Риита мысленно увидела, как Кэрол закатила глаза.
- Ты думаешь, отец забыл, что мы знакомы?
Риита Хольм и Кэролайн Маркус знали друг друга много лет, но с тех пор, как Риита перешла на работу в Секцию 31, они старались поменьше попадаться вдвоем на глаза адмиралу, чтобы лишний раз не будить лиха. Однако мало найдётся на свете такого, чего бы упустил из вида адмирал Маркус, в особенности если это касалось 31-ой Секции или его собственной дочери.
- Тогда давай трепаться о своём о женском, Лина.
Понимающий смешок в трубке. Пусть мальчики на прослушке получают удовольствие, если кто-то захочет послушать их беседу.

- Давай. Расскажи-ка, как там с контингентом на 11-ом аванпосту. Достойные экземпляры есть?
Риита мысленно застонала: интерес Кэрол к «достойным экземплярам» заслуживал отдельного описания. В духе Камасутры.
- А я не заметила. Работы было столько, что кровать у меня стала ассоциироваться исключительно со сном, да и того было мало.
- Честно?
- Честно. А как у тебя? Тот, с примесью дельтанской крови, ещё актуален или я всё пропустила?
И женщины погрузились в обсуждение сугубо интимных событий.

***

Шаттл пристыковался к переходному тамбуру, датчики просигналили о том, что давление выровнено, и дверь отошла вверх. Риита потянулась и несколько нетвёрдой походкой вышла в помещение орбитального дока, высматривая шаттл до космопорта. Направляясь к облюбованному ею челноку, она внезапно налетела прямо на мужчину, которого знала очень хорошо. Знала – и предпочла бы не контактировать с ним без нужды.
- Лейтенант Риита Хольм?
Что за цирк, он прекрасно знает, кто она такая.
- Коммандер Эдвин Марлоу, чем могу быть полезна?

Кадровый cотрудник Секции 31 и с недавнего времени референт адмирала был брюнетом, роста чуть выше среднего. Близость к главнокомандующему уже привела к тому, что держаться он начал несколько покровительственно. Даже взгляд глубоко посаженных очень темных карих глаз был каким–то оценивающим и характерным прищуром стал походить на маркусовский, отметила про себя Риита. За то время, пока она была в командировке, Эд обзавелся элегантно оформленной небритостью, скрывавшей довольно хищного вида челюсти.

- Могли бы, и много чем, - ответ Эда был двусмысленен, как и обычно в разговоре с ней. – Но сейчас я буду вашим личным пилотом. Прошу! - он сделал рукой приглашающий жест в сторону шлюзовой камеры, в которой стоял небольшой темно-стального цвета шаттл обтекаемого силуэта, и подхватил сумку из руки женщины.
Если бы Эд вызвался станцевать перед ней менуэт в кринолине, он и тогда не удивил бы Рииту больше. Личный пилот? Но никто, кроме самого адмирала, не мог дать ему такого задания. Это что-то совсем неслыханное.
- Слушаюсь, коммандер.

Однако, оказавшись в шаттле, она не выдержала.
- Могу я узнать, куда вам приказано меня доставить, не дав даже отдохнуть после сложного задания?
Марлоу, пытавшийся одним глазом следить за закрывающимися дверями камеры, а другим за красным сигналом на приборной доске, бросил оба занятия и обратил на неё нечитаемый "адмиральский" взгляд.
- Мне поручено доставить вас на причал Адмиралтейства и проводить к главнокомандующему.
Час от часу не легче.
- Что-то произошло? – голос Рииты дрогнул. – Опять какой-нибудь Неро?
- Я не уполномочен обсуждать приказ, лейтенант Хольм, сами знаете. Потерпите немного.
На приборной доске вспыхнула зелёная полоса – знак разрешения на вылет. Эд прикоснулся к ней пальцем, послышался свист стравливаемого из шлюза воздуха и наружные двери начали расходиться.

Пока шаттл выписывал дугу, ложась на курс, Риита от нечего делать обвела его глазами. А ведь ещё полтора месяца назад в парке 31-ой таких не было. Она взглянула пристальнее на панель управления и поразилась. Диапазон полётов был беспрецендентным, в нём хоть по всей солнечной системе, хоть до кафе Академии. Ну да, вот и четыре варп-катушки, сейчас они не задействованы. Две мощные турбины, многовекторная тяга, антигравы. И какая навигация... А это что? Она протянула руку к странной горизонтальной панели под правой рукой своего в данный момент личного пилота, но внезапно Марлоу издал что-то похожее на рассерженное шипение и хлопнул её по руке.
- Ты что, - от волнения высокомерие слетело с него, как осенняя листва с дерева, и он сбился на старое «ты», - хочешь, чтобы нас распылили в атмосфере??!

Этот возглас сказал ей больше, чем она хотела бы знать: здесь ещё и вооружение, достаточно серьёзное для того, чтобы защитный контур Главного штаба расценил это как угрозу и отреагировал соответственно.
- Извини, я же не знала, - попыталась она снять возникшую напряженность. – До моего отлёта этих игрушек у нас не было.
- До твоего отлёта у нас много чего не было, зато теперь есть, - отрубил успокоившийся Эд. – И будет ещё больше. А теперь помолчи и посиди тихо.
Очень разумный совет, прослушка могла быть и тут, подумала Хольм и стала изучать панель управления, так сказать, вприглядку.

***


Заходя по приглашению адъютанта в кабинет главнокомандующего, Риита Хольм волновалась так, как ей, лейтенанту с 6-летнем стажем в не самом простом подразделении Звездного флота - так называемой 31-ой Секции – в общем-то не пристало. Но обстоятельства вызова "на ковер" выглядели настолько интересными... Да и сам Маркус, как хорошо знала Хольм, никогда никого по мелочам не дергал.

Адмирал поднялся навстречу Риите и кивком указал на кресло напротив.
- Как добрались, лейтенант Хольм?
- Благодарю вас, сэр, все нормально, немного устала.
- Знаю, скоро отдохнете.
Адмиралу было под шестьдесят и в его светлых от природы волосах соль уже давно мешалась бы с перцем, но благодаря поджарому телосложению и подвижности иногда он производил впечатление человека почти вдвое моложе.
Светло-синие непроницаемые глаза имели привычку ощупывать собеседника на манер сканера, что никак не добавляло этому собеседнику уверенности в себе. Но сейчас он непринужденно откинулся в своем кресле и Риита неосознанно сделала то же.
- Я прочел ваш отчет с базы и позвольте вас поздравить, вы прекрасно справились, - Маркус улыбнулся и его светлые глаза лукаво прищурились.
"А вот и сюрприз", - подумала женщина, давно знавшая адмирала.
- И я так понимаю, что моя дочь вас уже успела кое о чем проинформировать.
Большим, старательно удивленным глазам Рииты мог бы позавидовать медведь-панда, однако с Маркусом этот фокус не прошел.
- Я что, Кэри не знаю? Впрочем, ничего секретного она пока вам рассказать не могла, - адмирал подался к Риите с таким видом, что сразу стало понятно: секреты начнутся прямо сейчас. - Для вас есть очень серьезное задание, лейтенант Хольм. Вы включаетесь в группу по разработке новейших систем вооружения, и всему этому, - в поднятой руке адмирала мелькнул рапорт, поданный более трех месяцев назад, - там тоже найдется место.

Плохое предчувствие зашевелилось где-то в районе солнечного сплетения.
- Простите, сэр, а кто будет руководителем этой группы?
- Вы с ним познакомитесь в ближайшем будущем, - Маркус выдержал паузу и внимательно посмотрел в глаза сидящей напротив женщины. - Если не откажетесь.
О нет, отказ означал бы не просто конец карьеры, он означал бы волчий билет и реальную возможность не работать во флоте больше никем, кроме как официанткой в кафе Академии.
Значит, придется соглашаться и похоронить мысли о собственных разработках.
- А как скоро начнет работать группа? - спросила она просто для того, чтобы выиграть время.
- Группа уже работает вовсю, хоть и состоит пока из одного руководителя, - сказал адмирал. - Но у него много мыслей и задумок, а рук только две, и в сутках 24 часа, а не 48, как бы ему хотелось, он физически не сможет довести до ума все, что задумал. Поэтому и нужны вы.

Она, оказывается, будет обслугой у какого-то вундеркинда??! Все складывалось еще хуже, чем она думала. Риита сцепила руки так, что ногти впились в ладони.
- Я понимаю.
- Нич-чего вы еще не понимаете, Риита, - с расстановкой прозвучало неформальное обращение адмирала. - Вы на шаттл внимание обратили?
- Конечно. До моей командировки я такого не видела.
- Это результат его трехнедельной работы. Он его сделал в качестве чего-то вроде разминки.

Меньше месяца на новый шаттл с вооружением и продвинутыми двигателями? От проекта до серийной модели? Хороша разминка!
Адмирал, от внимательного взгляда которого не ускользнуло изумление женщины, поднял палец кверху.

- Вот именно, вот именно. Он очень одаренный человек, увидите сами. Так вы согласны?
- Да.
- Ну вот и хорошо, - адмирал откинулся на спинку кресла. - Я даю вам неделю отдыха, больше не могу при всем желании. Через неделю жду вас здесь, на причале штаба.
- На причале? А место работы ...
- На базе 31-2-Юпитер, лейтенант.

Этот "сюрприз" подкосил Рииту окончательно. Она имела допуск на юпитерскую базу - половина новейших проектов зарождалась там, в обстановке абсолютной секретности, - но подолгу на ней работать и жить ей не приходилось.
- Это, возможно, на несколько месяцев, - сказал адмирал и поднялся, давая понять, что аудиенция окончена. - И я надеюсь, напоминать об уровне секретности базы и проектов вам не надо.
- Это лишнее, сэр.
- И вот еще что. Ради вашего же блага, воздержитесь от обсуждения деталей будущей работы и ваших будущих коллег с моей дочерью.

Все, кто имел счастье или несчастье более-менее продолжительное время непосредственно работать с Алексом Маркусом, постигали главнейшее из искусств, нужное, чтобы выжить в 31-ой Секции: умение отличить шутку адмирала от последнего китайского предупреждения. Сейчас он точно не шутил.

***


Эд Марлоу, зашедший в кабинет сразу после ухода Рииты Хольм, осведомился.
- Приглашать новенькую?
- Приглашай, Эд. Впрочем, постой, скажи сначала, как она тебе показалась.
- Хорошие навыки обращения с оружием, умна, тесты по специальности прошла успешно. Что еще? Располагающая внешность, приятные манеры.
- А подойдет она для наших целей?
- Вы имеете в виду Харрисона? Да кто ж знает, на что он клюнет. Но вероятность высокая. Сами посудите, он рано или поздно почувствует одиночество, а Юки как раз такая, которую хочется опекать, протянуть ей руку, она способна подарить тепло, что еще надо, чтобы эта мерзлая сосулька ей доверилась?

Да уж, в выражениях Эд не стеснялся, но портрет девушки был точный, адмирал и сам вынес примерно такое же впечатление из общения с ней.
- А твоя бывшая? Не промахнемся ли?
- Моя бывшая способна вывести из себя своим упрямством и въедливостью даже святого, а Харрисон мыслит быстро, но как раз по этой причине терпением-то отнюдь не отличается. Вот увидите, они столкнутся пару-тройку раз до крика-визга, после чего она будет его стороной обходить и общаться только по работе. Так что ему одна дорога - Юки.
"А ваше дело, чтобы Юки мимо вас не проскочила", - было отчетливо написано на лбу Эда и адмирал мысленно с ним согласился.
- Зови ее ко мне, - Маркус встал из-за стола, оправил китель и подмигнул своему отражению в крышке стола.

Разговор с Юки Сулу адмирал построил совершенно не так, как с давно знакомой ему Риитой Хольм. Выспросив девушку о ее впечатлениях о месте работы и слегка пожурив за проявленное чрезмерное усердие, адмирал незаметно перешел к делу.
- Чем бы вы хотели заняться, лейтенант Сулу? Проектами по вооружениям, или может быть, вам больше по душе инженерная специализация? Или хотите пройти углубленную подготовку в службе безопасности?
Юки помедлила с ответом, а потом подняла влажно блестевшие темные глаза, напомнившие адмиралу мокрые вишни.

- Вы говорили, сэр, что клингоны воспользовались технологиями "Нарады" и теперь у них преимущество, так?
- Близко к этому.
- Я могу чем-то помочь, чтобы отобрать у них это преимущество?
Она сама шла в западню и адмирал не собирался ее оттаскивать.
- Вы выбираете самую трудную работу. Она не всякому по плечу, даже мужчине.
- Я справлюсь, испытайте меня, адмирал Маркус.
- Ну что ж, раз просите, - адмирал сделал вид, что задумался. - Через неделю стартует проект, важность которого трудно переоценить. У нас появилось то, что мы сможем противопоставить наследию «Нарады», которым частично завладели клингоны.
И, отвечая на взгляд широко раскрывшихся глаз девушки, адмирал медленно проговорил.

- Люди из будущего, лейтенант Сулу. Те, кто выведет нас на новый уровень инженерной мысли, поможет нам создать оружие, превосходящее всё, что нам известно о вооружениях наших врагов.

***
Выйдя из Адмиралтейства, Риита Хольм, несмотря на то, что пока так дома и не побывала и ещё недавно мечтала только о том, чтобы завалиться наконец в собственную кровать и расслабиться, почувствовала, что отдыхать ей отчего-то расхотелось совершенно. Вот хочешь насмешить Бога – расскажи ему о своих планах, и сейчас она буквально слышала издевательский хохот кого-то там, наверху.

Негодование на адмирала, пристегнувшего её к чужой работе в качестве «инженерного раба», мешалось со смутным интересом к тому, чьи мозги за месяц смогли сделать такой шаттл, и над всем этим царствовало категоричное нежелание торчать на юпитерской базе. Суперсекретность и вынужденная изоляция этого объекта диктовали не слишком радужные условия быта и постоянное видеонаблюдение во всех рабочих помещениях и, как опасалась Хольм, не только там. Задавать некоторые вопросы начальству Секции 31 было не принято и попытка узнать, а не стоит ли камера и в твоей спальне, мог отозваться длительной ссылкой на звездную базу в забытой всеми богами, в том числе ромуланскими, части Галактики.

Сидя во флайере, летящем сейчас к её дому, она пыталась успокоиться и рассуждать, отбросив эмоции в сторону. Приказ, а это был именно приказ, не обсуждают, а исполняют, и исполняют как можно лучше. В конце концов, она знала, на что шла, переходя на работу в 31-ую Секцию, пусть тогда у неё и существовали ещё какие-то юношеские мечты о совершенствовании мира. В 23 года это и немудрено, но с тех пор мечты вполне благополучно слетели, как семь покрывал Саломеи, обнажив честолюбие, жажду знаний и гордость за хорошо проделанную работу.

Риита улыбнулась этим мыслям. А кто сказал, что это не помогает совершенствовать мир? Вот медицинское оборудование, установленное ими с Кэссиди на звёздной базе-11, и новая защита от атак всякой космической швали точно позволят улучшить жизнь в том секторе, а кое-какие «специальные программы» позволят передавать конфиденциальную информацию, минуя руководство базы, что иногда бывает просто позарез как нужно.

Её работа лейтенанту Хольм нравилась, а вот личную жизнь она, обжёгшись на Эде Марлоу, предпочитала устраивать вне службы, по опыту поняв, что из сочетания чувств и необходимости следования приказам ничего хорошего не выйдет. И вот здесь таился самый неприятный сюрприз юпитерской базы, но внезапно мысли Рииты сделали скачок обратно к чудо-шаттлу. Будем надеяться, что это того стоит, а на личную жизнь осталась целая неделя.

***
- Люди из будущего, сэр?
В голосе Юки была такая, вполне понятная, растерянность, что адмирал улыбнулся, и улыбка его вышла очень... неподдельной.
- Это звучит неправдоподобно, но попробую объяснить. Вы помните Неро?
Лицо девушки омрачилось на миг, но она кивнула в подтверждение.
- Да что я спрашиваю, вы-то уж, разумеется, не забыли этого безумца. Он прошёл сюда из будущего через образовавшуюся «чёрную дыру», но, оказалось, что этот путь не единственный. Время от времени подобные порталы открываются во Вселенной, следуя каким-то своим законам, которые нам ещё предстоит постичь, - адмирал опёрся локтями о стол и наклонился к девушке. – Недавно наш «Авангард», возвращаясь из дальнего космоса, наткнулся на дрейфующий звездолёт, полный пребывающих в криостазисе людей. Наши инженеры вывели из этого состояния одного из 73-х и, хотя процесс прошёл не так гладко, как мы хотели бы, и мозг этого человека частично пострадал, стало ясно, что это корабль и люди из будущего, Юки.

Девушка слушала рассказ адмирала, в буквальном смысле приоткрыв рот. Человек будущего здесь, в 23-м веке! Как же много он может им поведать, от скольких бед предостеречь, столькому научить.
- А дальше? Он жив? – забыв про субординацию, поторопила Юки словно случайно запнувшегося Маркуса и тут же вспыхнула. – Простите, сэр.
- Всё в порядке, лейтенант, я понимаю ваше волнение, - отеческим тоном проговорил адмирал. – Да, он жив, восстановился, насколько это возможно, и уже показал, на что способен его интеллект. Его разработки далеко опережают наши, он собирается модернизировать класс "Конституция". Хотите работать в его бюро? Но учтите, он человек сложный, как и все гении, с ним будет нелегко.

- Я хотела бы, сэр. А в чём эти трудности заключаются, можно спросить?
- Его мозг пострадал, как я уже говорил, в ходе выведения из стазиса, поэтому мы не рискнули выводить из него остальных его коллег. Мы должны быть сначала уверены, что действуем правильно, а мы пока не можем даже понять, что они делали в космосе, куда направлялись. И единственный, кто может нас просветить, этот человек, а у него развилась частичная амнезия, он не помнит, кто он такой, откуда он, и оказать нам содействие не может, понимаете? - Юки кивнула. - Ну вот, мы вынуждены были пока скрыть от него информацию о других и поместить их в специальные криокапсулы, воспроизводящие условия корабля. Там они лежали в особых ячейках, но мы же не могли оставить их дрейфовать черти где! Доктора говорят, что он постепенно вспомнит всё сам, главное, чтобы он встретил у нас понимание и поддержку, и мы смогли бы ему вовремя помочь.

Мягкий проникновенный голос адмирала был вместе с тем его эффективнейшим оружием, и сейчас оно работало как никогда точно. Маркус видел, что Юки верит ему безоговорочно.
- Он на Земле? А как его имя? – в голове Юки теснился десяток вопросов и она не знала, какой бы, самый-самый важный, задать в первую очередь.
Адмирал всё же не удержался и позволил себе рассмеяться. Юки в замешательстве смолкла: вот тоже, нашла, что спросить, упрекнула она себя. Адмирал с ней на такие суперважные темы беседует, а она – как зовут этого неизвестного?
- Пока он не вспомнит свое настоящее имя, его зовут Джон Ричард Харрисон, лейтенант Харрисон, и никак иначе. А работает и живёт он на нашей самой высокотехнологичной базе, какая только есть в солнечной системе.

Голова Юки пошла кругом. Недавняя выпускница, молодая женщина, которую мало кто воспринимает всерьёз – и такое начало карьеры, которое не всякому мужчине выпадает. Даже Хики, хоть и старше (всего-то на 20 минут, но он постоянно это подчеркивал!), и на флагмане флота рулевым, а к подобным секретам не причастен. Она подалась к адмиралу и взгляд её, если бы она видела себя со стороны, был почти умоляющим.
- Позвольте мне участвовать в этом проекте, сэр! Я сделаю всё, что надо и ни за что вас не подведу!
- Верю, лейтенант Сулу, - уверенным тоном проговорил адмирал. – Вы высококвалифицированный инженер и умная женщина, это редкое сочетание…
Юки немного смутилась от такого комплимента, но собеседник не дал ей смущаться долго.
- …И это не комплимент, это простая констатация факта, поэтому я на вас очень рассчитываю. База, где вы будете работать, в высшей степени секретная и закрытая, своего рода маленькая крепость. Тем более это относится к группе, к которой вы примкнете. Ее членам предстоит притираться друг к другу в процессе интенсивной деятельности, а это сопряжено с возможными конфликтами, - многозначительно поднял брови Маркус. - Сами должны понять, что тогда это будет отрицательно сказываться на общей эффективности. Вам предстоит не только использовать свои познания в технике, но и чутко улавливать и предупреждать нас о трениях среди коллег, чтобы мы могли принять меры и снять напряжённость.

Командующий вопросительно взглянул на Юки и девушка кивнула. Она начала кое-что понимать и это рождало смутное ощущение чего-то не совсем правильного.
- Вот и договорились. А перед тем, как вы полетите на базу, у меня для вас есть ещё одно поручение, - проницательный Маркус уловил мелькнувшее на лице девушки сомнение. – Посетить Лондон и составить отчёт о состоянии остальных людей из будущего, потому что именно вам предстоит потом получать такие отчёты, анализировать их и докладывать лично мне.

Юки встрепенулась и ощущение неправильного потонуло в захлестнувшем её восторге удовлетворённого честолюбия.
- Есть, сэр!


@темы: Ребут