14:38 

Фанфик "За всё надо платить". Продолжение.

Глава 4. Всё не так.

Риита Хольм подняла глову от падда, с которым не расставалась даже за обедом, и с интересом посмотрела на сидевших неподалёку Харрисона и Юки, успевавших и поглощать содержимое тарелок, и что-то с жаром обсуждать.

По чести сказать, Юки надо было ставить памятник из энкеррита, чтоб простоял до «конца времён, и времени, и полувремени». С того момента, как они подружились с Харрисоном, с ним стало заметно проще работать. Он уже больше не напоминал компьютер, занятый только обслуживанием работы интеллекта этого «вундеркинда», как по привычке продолжала называть его про себя Риита. Стиль общения Харрисона не претерпел особых изменений: он был так же собран, спокоен и деловит, но до крайности бесившее выражение лица «ну-что-тут-не-ясно-это–же-так-просто» возникало теперь крайне редко. «Вундеркинд» словно понял, что надо снисходительно относиться к тем, кто не обладает таким быстродействующим процессором в голове, как он, и все, даже Дэн и Эд, вздохнули с явным облегчением. Нервозность в работе почти ушла, и Риита первая сказала бы Юки за это искреннее «спасибо».

***


Джон встретил торопящуюся куда-то Юки в одном из коридоров базы. На девушке было не форменное синее с серым платье, а легкая спортивная форма. В тренажёрный зал спешит, подумал Харрисон и уточнил.
- В спортзал?
- Не совсем, хочу в эрроу поиграть, один из залов освободился.
- А что это такое?
- А вы не знаете эрроу-сквош? Никогда не играли, что ли?
Откуда он знает, может, и играл. Интересно проверить, не поможет ли память тела восстановить память разума.
- Если не умею, вы же меня научите, правда, Юки?
Девушка радостно улыбнулась.
- Конечно, можно и вдвоём играть, пойдёмте со мной. Только я боюсь, в форме вам будет жарко, - она окинула мужчину взглядом. – И в сапогах неудобно.
- Тогда идите в зал, пока его не перехватили, а я быстро переоденусь и приду.
- Да, зал 4, через один от тренажёрного.

Когда Джон подошёл к залу, он увидел, что Юки ждёт его на пороге. Они вошли и дверь за ними закрылась с мягким шипением. Харрисон огляделся – здесь он раньше не бывал.
Помещение прямоугольной формы имело совершенно гладкие стены, одна из которых, торцевая, представляла из себя полупрозрачное окно из тёмного стекла почти во всю стену. За стеклом слабо виднелся контур галереи, проходящей между помещениями базы и её наружной стеной. Ни на стенах зала, ни на матовом твёрдом полу, ни на потолке не было никаких приборов или систем управления, даже входная дверь ушла заподлицо. Как тут играть-то?

Юки подошла к стене рядом с дверью и поднесла к чему-то руку. Немедленно часть стены отъехала в сторону, выдвигая вперёд консоль, приветственно загоревшуюся огоньками.
- Это система управления залом, видите? Она реагирует на любого, кто внесён в список персонала, на вас тоже будет, - девушка ввела свой код доступа и через несколько секунд панель внизу откинулась. Юки достала какой-то предмет, больше всего походивший на тарелку овальной формы, насаженную на толстую ручку. – Играют вот такими ракетками, я потом покажу, как задать параметры. Когда вы найдёте свою, просто попросите систему запомнить, и в следующий раз она сразу сделает то, что вам нужно. А теперь посмотрите сюда.
Юки нажала несколько кнопок.
- Здесь десять уровней игры по сложности, в каждом можно играть одному или вдвоём. Два высших уровня для тех, кто может играть сразу двумя ракетками, но я таких тут не встречала. Я выберу самый простой, первый, чтобы вы поняли.

Она коснулась датчика, раздался звон и консоль ушла в стену. Юки встала на расстоянии приблизительно в две трети от стекла, чуть согнув колени и скомандовала.
- Старт!
На полу, поближе к стеклу, засветились два круга диаметром фута в два, а сбоку от стекла на секунду приоткрылось отверстие, пропуская небольшой матово светящийся шар. Шар с вполне приличной скоростью полетел, явно метя в центр светящегося круга, но Юки несильным ударом ракетки отбила его. От этого шар начал летать по всей комнате, ударяясь о стены и потолок. Джон сразу понял, что здесь чётко соблюдались законы физики: углы отражения, сохранение импульса движения, абсолютно упругие столкновения. Юки ловко перемещалась между двумя полями на полу, успевая отбить шар от себя или поля, а Джон с восхищением наблюдал за ней. Через несколько минут Юки опустила ракетку, шар, пометавшись между стенами, угодил в поле и, ярко вспыхнув, пропал.

- Понятно, Джон?
- Играют на время и не дают шару коснуться поля, это цель?
- Да, но не только. Те, кто хотят себя испытать, выбирают шар с электрическим зарядом, и тогда вы получите ощутимый удар током, если не отобьёте мяч. А на высших уровнях начальная скорость полета такова, что и без всякого заряда синяк останется. И есть тут ещё одна тонкость, она проявляется, если поиграть хоть несколько минут подряд. Сейчас увидите, наберитесь терпения.
Юки снова скомандовала «Старт!». Расположение круглых полей стало другим, Харрисон привычно прослеживал правильные углы отражения, как вдруг стукнувшийся о торцевую стену шар словно отбила невидимая рука, и он отлетел не так, как следовало ожидать! Отразившись от потолка, шар камнем ринулся в поле, но Юки всё же успела раньше и отправила шар в дальнейшее путешествие. Однако сила нанесённого ею удара вынудила шар летать так быстро, что через минуту Юки уже не успела отреагировать вовремя и пропустила шар в поле.

- Видели, что сделала система? – переводя дыхание, спросила Юки.
Джон кивнул.
- Она изменила условия, вынудив вас ускорить темп.
- Вы поняли? Система изучает нас, и когда мы думаем, что уже привыкли, вносит какие-нибудь поправки. Провоцирует нас. Так что не так тут всё просто, Джон.
- Как-то это не совсем честно с её стороны, - задумчиво протянул тот. Понятию «честной игры» он был обязан той же Юки. – Мы-то не можем ответить ей тем же.
- Да, тут у нас нет капитана Кирка, - улыбнулась Юки.
Видя недоумевающий взгляд Джона, она пояснила.

- У нас в Академии есть тест командного состава, «Кобаяши Мару» называется. Там тоже система настроена так, что пройти его нельзя, его смысл в другом. Так вот, капитан того корабля, на котором служит мой брат, Джим Кирк, понял это и взломал тест. Внёс туда некоторые поправки и изменил его условия.
Джон рассмеялся.
- Красивый ход! В самом деле, если против тебя играет система, которую обыграть нельзя в принципе, честно будет уравнять шансы. И что дальше, он прошёл?
- Прошёл, но его вычислили, автор теста и вычислил. Скандал был страшный и, если бы не нападение Неро, Джиму Кирку не то что капитаном – кадетом бы не быть.
- Значит, система чуть не совершила одну из самых больших и фатальных ошибок, так?
- Еще бы, - горячо подтвердила Юки. - Кирк лучший капитан флота, несмотря на то, что не всегда слушается приказов начальства. Хики, это мой брат, говорит, что это от того, что для капитана Кирка понятие о человечности выше, и к тому же он любит свой корабль и экипаж почти как семью. Хотя, наверное, это и не удивительно.
- Это вы о чём?
- Знаете, Джон, - Юки посмотрела на него широко распахнутыми тёмно-карими глазами, - вот у нас с Хики дружная счастливая семья, мать и отец, бабушка живы и всегда нам рады, скучают по нам, переживают, а у Джима ничего этого не было. Отец его, конечно, герой Федерации и всё такое, но, мне думается, он предпочёл бы, например, не такого героического, зато живого отца. Который бы мог гордиться им и радоваться его успехам, поздравить его с капитанским чином, в конце-то концов. Понимаете, о чём я?
- Кажется, понимаю, - подумав, ответил Харрисон. - Вы хотите сказать, что для него корабль и экипаж та самая семья, за которую он отвечает и которая за него переживает, потому что другой у него не было и нет?
- Что-то вроде этого.
- Ясно. Ладно, - мужчина подошел к стене и поднес руку точно так же, как это делала Юки. - Я понял принцип, давайте теперь попробую.
И он попробовал. С тех пор они частенько играли с Юки, иногда поодиночке, иногда парой. Харрисон быстро приноровился и увеличил скорость подачи до седьмого уровня, на котором реагировать на подначки системы было уже тяжеловато, но не останавливался, находя изрядный азарт в этом противостоянии.

Риита, тоже использовавшая для своих занятий этот зал или такой же, 5-ый, иногда договаривалась с ними об очерёдности и приходила чуть пораньше. Наблюдая с галереи из-за торцевого стекла за игроками, она понимала, почему Харрисон оттаял. Жизнерадостная Юки аплодировала каждому особо удачному отводу шара, искренне радуясь успехам своего партнёра, а Харрисон в ответ благодарно улыбался.

Опять же надо было отдать должное пресловутому быстродействующему процессору в голове Харрисона. Риита даже предположить не могла, что можно за пять месяцев сделать дредноут практически с нуля. Да, кое-что было уже готово, размеры и конфигурация корабля заданы, техзадание подробно расписывало, что, где и в каком количестве должно быть втиснуто в эту конфигурацию, но Харрисон, начав с того, что остановил сборку, разобрал по кирпичику всё техзадание. А потом на месте просто очень большой «Конституции», через первоначальную нервотрёпку и непонимание, как головоломка из кусочков, собрался и вырос корабль, сразу отодвинувший «Конституцию» в тень.
Класс «Конституция» в целом умел ходить только на варп-7, а судя по расчётам смеси материя-антиматерия, которые делали Риита и Юки, Харрисон уже вплотную подошёл к 10-му варпу и именно такие двигатели стояли на дредноуте. В таком случае «Вендженс» будет в три раза быстрее самого лучшего на сегодняшний день корабля Федерации – «Энтерпрайза» - не говоря уж о других.

Риита достаточно узнала о «Вендженсе» для того, чтобы понять - хоть впрямую этого никто и не говорил, – что это чисто военное судно: никаких исследовательских лабораторий, огромные ангары, в которые хоть полдесанта всей Федерации поместится, хоть вспомогательные корабли, хоть рой шаттлов типа «Иглы». Мощность фазерных батарей была заложена такая, что "Вендженс" без дополнительных усилий мог вскрыть ту же «Конституцию», как банку с консервами. И были ещё торпедные отсеки увеличенной вместимости и мощности, щиты, которые теоретически свободно могли выдержать атаку трёх-четырёх клингонских кораблей последней модификации. Жизнестойкость «Вендженса» также обещала быть выдающейся: Харрисон защитил и зарезервировал все системы корабля, заложил тройную прочность в переборки и не надо было долго гадать, зачем он это делал. А уж взаимодействие в варпе с другим находящимся там же звездолётом вообще считалось невозможным, однако "вундеркинд", похоже, и этот постулат опроверг...

Но больше всего восхитило и покорило Рииту то, что при всей огромности этой махины, при невероятной точности и сложности систем управление кораблём не требовало сотни человек на четыре смены. Как-то вечером они с Харрисоном засиделись над чертежами, в последние недели это вошло у них в привычку, тогда она и услышала от него цифру «не более шести на смену». В первый момент она глупо хлопнула глазами, проглотив от удивления все слова, но Харрисон, как уже говорилось, ставший значительно понятливее и внимательнее, поднял от экрана взгляд неимоверно светлых глаз, улыбнулся ей и спокойно спросил.
- Не верите? Уточните у Майка, он помогал в написании программ управления.
- Это же … нестандартно мало, - нашлась с ответом Риита.
- Значит, будет новый стандарт, лейтенант Хольм, специально для «Вендженса» и таких, как он.

Звучавшая в глубоком голосе уверенность в собственных силах, мощь развернувшегося на полную интеллекта завораживали и пробуждали чувство сопричастности чему-то великому, что рождалось на её глазах. Она уже готова была простить и прощала Харрисону так задевавшие её раньше холодность и безразличие, делавшие его похожим на компьютер. Теперь Риита видела, что проистекало это вовсе не от высокомерия или гордыни, а от чего-то другого. Вернее всего это было бы назвать эмоциональной холодностью, сосредоточенностью на играх разума, что могло быть свойством его характера. Но, в конце концов, он имел право быть таким, каким был.
Вполне хватало и того, чего уже добилась Юки.

***


- Лейтенант Сулу, я должен вас поздравить, вы справляетесь просто на отлично!
Адмирал решил, что перехвалить в данном случае лучше, чем недохвалить, и сразу увидел, что был прав: глаза Юки засветились признательностью.
- Как там наши гости?
- По докладу доктора Слэттери все системы криокапсул функционируют в штатном режиме, никаких сбоев. Люди тоже все живы, ритм сердцебиений стабильный, 4 удара в минуту.
- Ну и прекрасно, лейтенант.
«Было бы ещё прекраснее, если бы пришли хорошие новости с базы «Фомальгаут», - сказал себе адмирал. – Ещё один шанс потерян».

- Как движется работа?
- Просто невероятно, сэр, - восторженность Юки приятно грела. – Никто не ожидал, что за эти пять месяцев Джон усовершенствует двигатель так, что достигнет варп-10. А сейчас он вплотную занят внесением корректировок после первого испытания торпед-невидимок дальнего радиуса действия, компьютерную систему на всей базе он уже реконструировал.
- Вот видите, я вам говорил, что работа интересная, хотя и трудная! И как я слышал, вам удалось наладить отношения в группе, поспособствовать тому, чтобы сгладить конфликты?
- Ну, наверное… - Юки замялась, - …вы имеете в виду … вы ничего не имеете против … то есть…
Адмирал пришел ей на помощь.
- Да конечно нет, я же сам вас об этом и просил. Я ничего не имею против вашей дружбы с Харрисоном. Надеюсь, это только дружба?
«Чуть-чуть ревности, самую малость, для пользы дела не повредит», - подумал адмирал.
Юки вспыхнула.
- Разумеется, адмирал!

***


- Эд, чем порадуешь?
- Пока всё по плану, сэр. Юки вам уже доложила о ходе работ?
- Доложила, а теперь ты. Что в группе?
- Юки, как вы знаете, свела близкое знакомство с нашим отмороженным. Только она могла так безропотно скушать сказку о "людях из будущего", кстати. Общаются, обедают, чай пьют, она его научила в эрроу-сквош играть. Хотя вот сейчас я бы уже затруднился сказать, кто там кого учит. Риита, как я и говорил, начала с ним хорошо работать, скандалы у них прекратились, но вне лаборатории близко не общаются. Майк … вы помните про тот случай?
Адмирал усмехнулся.
- Помню, Майку ещё повезло. Надеюсь, он не знает?
- О модификации? Нет. Майк грамотно ведёт наблюдение, тренирует его и я опять же затрудняюсь сказать, кому это приносит большую пользу.
- Ничего, повысить класс никогда не повредит. Дальше?
- Он тут вежливо, но круто осадил Дэна, я аж удовольствие получил, сравнимое с оргазмом, сэр!
- Больно просто тебя до него довести, Эд. Что там случилось?
- Я вам лучше запись поставлю, это надо видеть. Но, сэр, я понимаю, что мы здесь защищены, но если он услышит о «Фомальгауте» или получит хоть часть информации о тех, в Лондоне…
- Не получит, - отрезал Маркус. – С самого начала я знал, что для нашей же безопасности надо помнить о том, что он умнее всех нас. Это так, но у нас есть очень важное преимущество: мы знаем, кто он, а он – пока нет. Но теперь я не боюсь, что он всё вспомнит, Эд. Я к этому готов.

***


В тот день ей никак не давалась схема многофазового сенсора. Обычный сенсор мог работать не более чем на трёх фазах, для «Вендженса» этого было недостаточно. Харрисон, скинув ей концепцию, первоначальные пояснения дал, но потом сделал перерыв, уйдя, как поняла Риита, с Майком в спортзал.
После прошлой травмы, стоившей Майку трёх дней медотсека, Риита улучила минутку, чтобы понаблюдать за их тренировкой с наружной галереи. Она давно догадалась, кто такой Майк Шэди, и ей приходилось видеть в деле спецназ Секции 31, однако это не шло ни в какое сравнение с тем, что читалось в Харрисоне с первого взгляда. Скользящие движения, невероятно быстрая реакция, при этом экономность и выверенность каждого удара. Он был бы машиной, особенно учитывая холодный спокойный взгляд, если бы не обладал пластикой танцора, поистине кошачьей грацией. Это было не просто хорошо – это было красиво. Она отметила, что бой явно проходил в полконтакта, и у Рииты волосы зашевелились на затылке в попытке представить, что будет, если Харрисон перестанет всего лишь обозначать удары, вовремя сдерживая движения тела.

Чувствуя, что мысль Харрисона относительно сенсоров никак не улавливается, Риита тоже сделала перерыв. У неё был свой способ справляться со стрессом и упорядочивать мозги, и она воспользовалась им, а когда вернулась, отдохнувшая и разобравшаяся в бродивших в голове идеях, то увидела, что в лаборатории уже никого нет, а Харрисон привычно работает у себя за перегородкой.
Прошло, должно быть, минут десять-пятнадцать. В помещении было тихо, слышались только лёгкие щелчки аппаратуры да шум системы фильтрации воздуха. Риита настолько ушла в работу, торопясь запечатлеть возникшую идею, пока та не скрылась в неизвестном направлении, что раздавшийся сдавленный возглас заставил вздрогнуть. Она подняла голову: Харрисон, цепляясь руками за рабочую панель, как-то странно оседал на пол.

Она влетела за перегородку, сделала попытку подхватить Харрисона и не дать ему упасть, но тяжесть тела мужчины была для неё чрезмерна. Всё же падение замедлилось, и она опустилась вместе с ним на пол, прислонив его спиной к стене и с ужасом глядя на совершенно белое лицо. Глаза его были открыты, но Харрисон, казалось, не понимал, где он, и из груди вырывались такие хрипы, словно это ему, а не Майку, пробили лёгкое.
- Лейтенант Харрисон! Джон! Вам плохо? – позвала она вполголоса, хватая его за руку. Рука была ледяная и какая-то безжизненная.
– Да что с вами такое происходит-то? - она проверила пульс.
Частит, как после получаса на беговой дорожке в быстром темпе.

…желто-охристое здание прямоугольником замыкает площадь. Кое-где по зданию идут трещины, высокий кованый фонарный столб снесён и от него остался только цоколь. Несколько снарядов разорвались на площади и ямы от их разрывов ещё дымятся, он даже может чувствовать едкий запах этого дыма. Всё это он видит, но не обращает внимания. Он подавил сопротивление вне стен этого здания и все, кто ему ещё не подчинился, стоят здесь, перед ним. Мужчины в странной форме светло-зелёного цвета, с оружием, и откуда-то он знает, что оно называется «автомат». А ещё он знает – они, со всеми своими автоматами, уже проиграли. И сейчас он может позволить себе закончить войну быстро и пощадить тех, кто остался. Бессмысленное кровопролитие ему не нужно: тому, кто вернулся, претит пачкать порог родного дома.
- Мы можем обойтись без насилия. Сдайтесь и переходите к нам на службу.
Глаза смуглолицего мужчины горят ненавистью, в его позе непреклонность и обречённость, толкающие человека на то, чтобы прихватить с собой на тот свет как можно больше врагов.
- Мы скорее умрём, чем сдадимся.
Каждый имеет право на смерть, полковник Дхар.

Джон поворачивает голову и видит за собой людей. На их лицах нет ненависти и они готовы пойти за ним в тот шквал огня, который сейчас последует, но этого он им не позволит. Здесь его родина и это его дело - умереть за неё, если потребуется.
- Я сам с этим разберусь, - бросает он через плечо. – И пусть никто не вмешивается, это приказ.
Он смотрит в упор на полковника и видит дула направленных ему в грудь десятка автоматов. Идиоты.
- Огонь!
Команда полковника на долю секунды запаздывает – он уже поднырнул под пули и в следующее мгновение из вырванного горла бьёт кровавый фонтан. Он мечется среди сгрудившихся, бестолково стреляющих солдат, автоматы в рукопашной не помогают, а только мешают. Несколько пуль впиваются в его тело, кто-то успевает нанести удар прикладом, но боли нет. Есть только холодная змеиная ярость, есть точный просчёт ударов, ни один из которых не требует повтора. И есть понимание: так надо. Ради того, что придёт потом, ради мира и лучшей жизни здесь, где калекой он просил милостыню в пыли дорог, он готов сражаться, готов убивать в этом последнем бою...


Видение закончилось так же неожиданно, как и началось.
- Лейтенант Харрисон, очнитесь! Да очнитесь же, господи боже! – адмирал их точно убьёт, если что-то случится с главным конструктором. – Джон, вы меня слышите?
Тёплая рука легла на левый висок, в голосе звучала такая тревога, что Джон невольно встрепенулся.
В полумраке, сине-голубые отсветы в котором так не похожи на землистые красно-жёлтые цвета видения, к нему склонилась стоявшая рядом на коленях женщина, и в глазах ее светилось беспокойство. Этой женщины не было только что там, на площади, но он всё равно её знает.
- Лейтенант Хольм?
Голос Харрисона чуть подхрипывал, но Риита облегчённо вздохнула.
- Вы напугали меня, лейтенант Харрисон.

Джон окинул взглядом стены и потолок, постепенно приходя в себя. Привычная холодновато-нейтральная обстановка лаборатории отодвигала видение всё дальше. Харрисон оперся на что-то, приподнялся и тут же вынужден был опуститься, снова откинувшись к стене от возникшей слабости.
- Вы в состоянии отпустить моё плечо на минуту, я вызову доктора Коулмана?
Слова женщины заставили его обратить внимание на то, что в своей попытке приподняться он бессознательно обхватил за плечи лейтенанта Хольм. Ей же, наверное, больно.
- Извините, лейтенант, - он с мимолётным сожалением убрал руку. - И прошу вас, не вызывайте Коулмана.
- Но я не могу вас послушаться! Адмирал Маркус оторвёт мне голову, если выяснит, что я видела, как вам плохо, и ничего не сделала. И, кстати, будет прав, вам действительно не мешало бы посетить медотсек.
- Нет, прошу вас, не делайте этого! – Джон, как мог, старался быть убедительным. – Со мной ничего существенного, просто минутное недомогание.
- Вы называете это минутным недомоганием? Да у вас сердце колотилось так, что я думала, оно из груди выпрыгнет! И вы были холодный, как космос вон там, за стеклом!
- А сейчас? Сейчас я тоже холодный? – он взял её за руку. – И с моим пульсом тоже всё в норме, посмотрите сами, вы ведь врач, - он потянул её руку и приложил к груди слева.

Вынужденно подавшись к мужчине, Риита уперлась ладонью в стену над его плечом, чтобы сохранить равновесие и не рухнуть прямо к нему в объятия. Рука мужчины была сильной и тёплой, на щёки Харрисона возвращались краски, и через тонкий джемпер она ощущала размеренное биение сердца.
Собственное сердце внезапно участило удары, Риита подняла на Харрисона глаза и моментально погрузилась в светло-серое пламя. Почему она всегда думала об этом человеке как о компьютере? Разве у компьютера бывает такой затягивающий взор? Она сглотнула подступивший к горлу комок, облизала пересохшие вдруг губы и Джон глазами проследил это движение.

- Ну хорошо, но я не практикующий врач, у меня только медицинское образование, - зачем-то принялась объяснять она. – Я не могу взять на себя ответственность за ваше здоровье.
- Не берите, я этого и не прошу, - он почувствовал, что она старалась высвободить руку из его пожатия и позволил сделать это. Со смутным нежеланием позволил. Было что-то … правильное в близости этой женщины, в том, как её рука лежала у него на груди. – Обещаю с утра перед работой зайти к доктору Коулману.
Он осторожно встал на ноги и убедившись, что голова не кружится и слабость ушла, протянул ей руку и мощным движением помог подняться с пола. Рывок получился довольно сильный и женщина практически оказалась у него в объятии. Она смутилась и отступила, а Джон замер: одна его половина чувствовала, другая пыталась осмыслить, что же именно он ощутил в то мгновение, когда Риита упала к нему на грудь. Мягкое тёплое тело, полуопущенные веки, приоткрытые губы, закинутая голова...

- Но вы знаете, что с вами происходит, да?
Полуутвердительный тон голоса женщины прервал поток неясных мыслей и образов.
- Для меня самого это загадка, - проговорил Джон. – Как и многое … здесь.
- Здесь? Вы имеете в виду – на базе?
Джон испытывал странную потребность – довериться ей, поделиться своими кошмарами. Ни с кем, даже с Юки, с которой ему было легко, у него не возникло такого стремления.
- У меня частичная амнезия, лейтенант Хольм.
А, кстати, как же её зовут? Ему вдруг захотелось назвать её просто по имени.

- Амнезия? – карие глаза стали круглыми от удивления. – Но как же вы…
- Вот так, что-то помню, что-то нет. Работать, как видите, могу, тут я восстановился.
- Можете??! Да мы даже с вашей амнезиней-то вам в подмётки не годимся, - ошарашенно пробормотала женщина, запустив пальцы левой руки в густую рыжину волос. – Вы простите, мистер Харрисон…
- А вы можете звать меня Джоном? Я не выше вас по званию, да мы и не на задании.
В глазах женщины на секунду отразилось колебание.
- Хорошо, Джон, как вам будет удобно. Я хотела сказать, простите меня, я об этом ничего не знала. Когда это случилось?
- Около года назад. Черепно-мозговая травма.
- Ох … да как вы год живёте с этим… я бы не смогла…
- И не надо, - ему хотелось протянуть руки и зачем-то заключить её в объятия. Может быть, отвечая на сочувствие, слышавшееся в прерывающемся от переживаний голосе? - Я вспомню, говорят доктора, не сразу, но вспомню. Иногда меня настигают воспоминания, вот как недавно. Урывками, фрагментами. Я всё-таки солдат…
Джон выжидательно посмотрел на женщину. Она, наконец, сообразила.
- Зовите меня Риита, Джон.
- Спасибо, Риита, - имя прозвучало так, что на щеках женщины вспыхнул румянец. Было что-то притягательно-интимное в тоне его приглушённого низкого голоса. – Так вот, я солдат и воспоминания у меня довольно жестокие и кровавые.
- Вам при этом больно?
- Неприятно. Поэтому я и попросил вас не звать доктора сейчас. Он заставит рассказать о том, что я вспомнил, а мне не слишком хочется опять пережить выстрелы в упор.

Он безотчётно потёр рукой грудь. Риита невольно бросила на неё взгляд и захотела немедленно закрыть глаза и качнуться вперёд, приникая к нему. Будто знала, что он подхватит её. Желание было таким волнующим, таким сильным и внезапным, что делать вид, что ничего не происходит, она уже не могла. От близости с Джоном самый воздух, чудилось, начал вибрировать, от возникшего между ними напряжения искры пробегали по телу, поднимая дыбом мельчайшие волоски. Почему этот человек, с которым она работает рядом уже почти пять месяцев, вдруг начал на неё так действовать?

Она глубоко вздохнула и отвела глаза в сторону, пытаясь унять стук сердца и прогнать этот морок.
- Если с вами точно ничего не случится, я, пожалуй, пойду, …Джон, - с запинкой произнесла она.
- Конечно, ничего не случится, идите, Риита, - он обеими руками взял её кисть и слегка коснулся губами пальцев. Женщина вздрогнула и вскинула на него глаза, показавшиеся ему совсем чёрными. – Спасибо за понимание.

***


Очутившись у себя в комнате, Риита блокировала дверь и, как раньше Харрисон, бессильно сползла по стене на пол.
Её затрясло в приступе неимоверной паники, какой давно уже не бывало, сердце никак не могло успокоиться, в глазах двоилось. Разодралась невидимая прочная завеса, и она обнаружила, как много власти забрал над ней Джон. Глаза его были полны скрытого, но остро ощутимого огня, голос – странной глубины. Этот мужчина притягивал её как магнитом и она хотела только одного: покорно пойти на этот зов. Когда он поцеловал ей руку … да на Земле этот обычай вышел из употребления, небось, века два назад! … от прикосновения горячих губ у неё ноги подкосились, и хорошо бы он этого не заметил…

Риита, сидя на полу, закрыла ладонями уши, стараясь избавиться от всё ещё звучащего мужского голоса со ставшими в одночасье непривычными, мягкими и обволакивающими интонациями. Ещё свежие и отчётливые воспоминания заставляли её тело чуть ли не корчиться на полу в мучительной дрожи. Голос и руки... Они будто ласкали её тело…
Риита издала стон, до крови закусила губу и ударила кулаком по полу в попытке болью отрезвить себя. Этому надо положить конец, она слишком хорошо помнила, к чему их с Эдом привёл служебный роман, и была, кроме того, уверена, что лаборатория напичкана камерами слежения. Это же Секция 31, а не библиотека провинциального городка где-нибудь в Небраске. И сегодняшнее развлечение для Эда, или адмирала, или к кому там ложатся на стол сводки должно стать последним.

***


Когда Риита буквально пулей вылетела из лаборатории, Джон удивлённо посмотрел ей вслед. Он вообще-то думал, что она вернётся к работе. Неужели он её чем-то обидел? Он старался показать доброжелательность, выразить благодарность, а реакция на это поставила его в тупик.
Дружа с Юки, он разобрался в том, чего ожидают от него люди. Тренируясь с Майком, научился контролировать себя. Теперь он не боялся перейти грань, причинить серьёзный вред и был признателен Майку за то, что тот не испугался и не бросил их бои. Он понял теперь, что так напрягало его в поведении Дэна и, оставшись с ним как-то случайно в лаборатории один на один, сумел высказать довольно однозначно, как он относится к подобного рода игре. Харрисон не видел себя со стороны и то, что он был весьма и весьма убедителен, понял по дрожанию рук Дэна.

Работа шла успешно. Если не будет заминок с рассчётами по варп-смесям, «Вендженс» через месяц может совершить пробный полет. Первые отстрелы торпед дали неплохие результаты. Данные по разлёту осколков, углам рыскания, тангажу и прочему были обсчитаны, проведена первая коррекция и партия улучшенных торпед скоро будет готова ко второму отстрелу.
Немного замедлялись разработки трансварпа. Для просчитывания уравнений пришлось начать с того, что модернизировать компьютерную систему базы – существующая не позволяла установить и запустить те программы, которые удовлетворяли бы требованиям Джона. Его группа была загружена полностью и заниматься этим пришлось самостоятельно, зато теперь он был уверен, что нужная программа не выведет из строя все прочие системы из-за банальной нехватки памяти или недостаточной скорости. Он ждал, что лейтенант Сулу докончит рассчёт варп-катушек для импульсных двигателей или Риита сделает схему подключения сенсоров и можно будет кого-то из них перебросить на уравнение. У него обнаружилось любопытное следствие, и у Харрисона был уже в голове проект, для чего он его использует. Он как-то поделился своей мыслью с адмиралом и тот идею одобрил.

- Джон, проходи. Я хотел спросить, не нужна ли моя помощь? Всё ли тебя устраивает в твоих сотрудниках?
- Спасибо, адмирал, более чем устраивает.
- И отношения в группе наладились…
- Не могу отрицать очевидного. Вы были правы, так гораздо эффективнее.
- Я рад. А что насчёт возвращения памяти, Джон?
- Пока не целиком. Я вижу прошлое какими-то отрывками, иногда оно приходит ко мне во снах.
- Снах? И что тебе снится?
- Короткие сцены боёв, люди в странной форме, места, которые мне не знакомы. От месяца к месяцу эти видения становятся всё более продолжительными и чёткими, но… - Джон задумался. Маркус ждал, стараясь ничем не выдать своей тревоги. - …что-то там не так. Вернее, там всё не так, как должно быть. Будто там, в воспоминаниях, другой - не я.

Сердце адмирала ухнуло вниз: ни один отчёт доктора Коулмана, ни один рапорт Марлоу не подготовили его к тому, что настоящая личность Джона Харрисона, надёжно погребённая под поддельной, так активно пытается пробиться на поверхность. С одной стороны, дредноут и торпеды в такой стадии разработки, что довести их до серийного исполнения группа Харрисона сможет и без него. С другой, стоит настоящей личности заявить о себе – и вплотную станет вопрос об остальном экипаже «Ботани Бэй». Адмирал был готов перейти в этом случае к плану Б, ибо сознавал, что шантаж не лучший способ добиться желаемого, но и не худший, но предпочёл бы сохранить добровольность сотрудничества.

- Я думаю, другой – ты, каким ты был до ранения, - Маркус бросил взгляд на Харрисона, на всякий случай большим пальцем левой руки нащупывая под крышкой стола сенсор экстренного вызова. Но Джон в свободной позе стоял перед столом адмирала, видимо, не испытывая никаких … сомнительных намерений. – Полагаю, ты вспоминаешь обрывки своих последних миссий. За время работы тебе довелось тебе довелось узнать больше людей и мест в альфа-квадранте, чем кому-то ещё. Ты рассказал об этом доктору Коулману?
- Только частично.
- А почему? Это ведь важно.
- Возможно. Но я не хочу, чтобы доктор опять пичкал меня своими инъекциями, от них только хуже. У меня появилась другая идея.

Адмирал поднял брови и с удивлением воззрился на Харрисона.
- Что за идея?
- Я хочу вернуться туда, где я забыл, - на Кронос.
- На Кронос? – Маркус чуть не поперхнулся от такой неожиданности.
- Я хочу завершить то, что тогда мы сделать не смогли – уничтожить инфраструктуру Праксиса. Я даже знаю, как создать нестабильность ядра, которая покончит с Праксисом раз и навсегда.
Маркус расслабился и откинулся на спинку кресла. Харрисон никогда такого не предложил бы, если б у него зародились подозрения.
- И как же?
- С помощью запуска особой программы цепной реакции взрывов множества зарядов, размещённых в нескольких точках планеты. Возникнет резонанс, который разрушит ядро Праксиса.
- Это интересное решение, но тогда спасти тебя оттуда сможет только чудо. Никакой шаттл, никакой корабль не смогут даже подойти к Праксису на необходимое для транспортации расстояние, их сразу же обнаружат и уничтожат.
- У меня есть кое-что получше корабля.

К большому изумлению адмирала, Харрисон сунул руку в карман и вытащил небольшой металлический цилиндр высотой дюймов 5. Харрисон сжал его в ладони и цилиндр отреагировал: по обеим сторонам засветились две шкалы бело-лунного цвета.
- И что это?
- Это персональный транспортер. Вы раньше такого не видели, потому что их не существовало. Я работал над этим образцом последние три недели.
- И как он действует?
- Создаёт узконаправленный луч для переноса одного человека. Дальность переноса будет зависеть от мощности передвижного модуля, с которым он будет синхронизирован.
- Значит, имея неограниченное количество таких мощных модулей и этот персональный транспортер, можно…
- Путешествовать хоть по всему альфа-квадранту, адмирал.

- Силы небесные! – только и мог произнести ошеломлённый Маркус. Ценность того, что принёс ему проект под названием «Джон Харрисон», не поддавалась описанию. Нет, не зря он затеял этот «проект», не зря…
- Силы науки, не более, - углы рта Харрисона чуть дрогнули в усмешке. – Я прошу вашего согласия на разработку нашей группой передвижного модуля. Их должно быть несколько, по моим предварительным рассчётам два или три, так как расстояние до Кроноса больше максимального радиуса захвата одного модуля.
- Разумеется, Джон, разумеется, делайте всё, что ты считаешь нужным. Где ты планируешь установить эти промежуточные модули?
- При их мощности много места им не потребуется, это может быть инженерный или грузовой отсек корабля, любое техническое помещение звёздной базы. Уровень радиации не будет высок, к тому же я сделаю двойной контур защиты.
- Делай, - решительно подвёл итог адмирал. - А где и как их установить – моя проблема, доверься мне.

Этот разговор, состоявшийся недели две назад, подстегнул Джона и он закончил все предварительные рассчёты для Рииты или Юки. А теперь вот в их устоявшиеся рабочие отношения с лейтенантом Хольм вмешивалось что-то, чему он не находил названия.
И откуда пришло к нему желание поцеловать ей руку, хотел бы он знать…

@темы: Ребут

URL
   

Кораблю - взлет!

главная