11:28 

Фанфик: За всё надо платить. Продолжение.

Глава 6. Чужая маска.

За пультом пилота Харрисон, как всегда спокойный и сосредоточенный, держа правую руку на передвижной рукояти хода, ожидал, когда полностью откроются створки дока. Сидящий в капитанском кресле адмирал Маркус и находящийся подле него Эд старались унять бешеное сердцебиение: и тот, и другой не раз выходили в космос, но не на корабле, подобном «Вендженсу». Волнение испытывали и остальные члены небольшого экипажа. У лейтенанта Пенна в какой-то момент сорвался голос, навигатор энсин Моралес изо всех сил сдерживал дрожание пальцев. Как чувствовала себя Риита Хольм, Эд не знал, потому как она находилась в инженерном отсеке, наблюдая за показаниями многочисленных контрольных приборов.

- Адмирал, как вы полагаете, не опасно ли отпускать Харрисона на Праксис?
- Поздновато спохватился, Эд, но говори, раз уж начал. О какой опасности речь, он что, вместо того, чтобы разрушать Праксис, переметнётся к клингонам?
- Нет, так думать нет никаких оснований. Я о другом. Харрисон не видел свою настоящую медицинскую карту и не знает, что его физиология отличается от обычной. Но в ходе выполнения миссии он может это понять.
- И очень хорошо, если это случится, - сказал, не оборачиваясь от окна своего кабинета в Штабе, адмирал. – Пойми ты, наконец, Харрисон – острие любого оружия, которое мы куём, он так ничего о себе толком и не вспомнил, прекрасно воспринял этот мир, как свой собственный. Кроме того, он у нас под контролем, мы всегда знаем, где он и что делает…
«Это не значит, что мы всегда знаем, что происходит», - подумал Марлоу, но поправлять адмирала не стал.
- …так что, если через десять дней его физиология проявит себя и оправдает мои ожидания, клингонам не сдобровать!


Створки раздвинулись на максимальную ширину и Маркус проговорил.
- Ну что ж, слово главному конструктору. Лейтенант Харрисон, выводите корабль! Скорость в четверть импульсной!
- Есть четверть!
Харрисон плавно двинул рукоятку по консоли вверх, и «Вендженс» не спеша, как расправляющая крылья бабочка, стал выбираться вперёд, на просторы космоса. Когда док остался позади, раздался твёрдый голос.
- Система, координаты номер 1 полётного журнала, полный импульс.
- Координаты приняты, - прохладно ответил корабль. - Полный импульс принят. Подтвердите.
- Подтверждаю.
И «Вендженс» пошёл к границам солнечной системы.
- Лейтенант Хольм, доложите о функционировании инженерного отсека.
- Докладываю, сэр, - зазвучал женский голос по громкой связи. – Все системы в норме, переход на варп возможен.
- Тогда посмотрим, на что он способен, - сказал адмирал, выключая связь и усаживаясь поудобнее. – Сядь, Эд, и пристегнись, гасители инерции ещё не испытаны. Харрисон, пробный варп на ваше усмотрение.
- Есть, сэр! Система, координаты номер 2 полётного журнала, подготовиться к старту на варп-5.
- Координаты введены, переход варп пять подтвердите.
- Подтверждаю, - и звёзды исчезли, превратившись в светлое покрывало.

***


Харрисон материализовался в грузовом отсеке «Брэдбери» и огляделся по сторонам, готовый при необходимости принять меры по нейтрализации посторонних членов экипажа, но никого, кроме Дэна Слэттери, не было.
- Вы зарядили персональный транспортер на базе, лейтенант Харрисон? – прежде всего спросил Слэттери, уже вбивавший новые координаты на панели управления модуля.
- Полностью, - Харрисон поднял руку и продемонстрировал сигнал бело-лунного цвета на цилиндре. – Где батареи?
- Вот, держите, - Слэттери поднял крышку недавно вскрытого им контейнера и вынул из него небольшой кейс. – Заряды отдельно, детонаторы отдельно, всё, как полагается. В этом гнезде ваши ручные гранаты зажигательного действия.
Харрисон быстро и тщательно проверил содержимое кейса, захлопнул его и запер.

- Сколько вас придётся ждать?
- Сколько можете?
- По моим прикидкам, Харрисон, у вас не более двух часов. Их инженеры сейчас вовсю тестируют компьютерную систему управления и могут обнаружить вирус, а усыпить его я сейчас не могу, сами понимаете. Если к этому моменту вы не вернётесь, мне потребуется запрашивать разрешение главнокомандующего на прямое вмешательство и временную передачу капитанских полномочий.
- Вернусь, - Харрисон набросил на голову капюшон и сжал лежащий на ладони нагретый цилиндр. Остыть бы ему, но времени мало, поэтому на руках у Джона были позаимствованные у Майка спецназовские перчатки, оставлявшие открытыми только последние фаланги пальцев. – Идите к экипажу, а то кто-нибудь начнёт вас искать, здесь я справлюсь один.

На Праксисе сумрачное небо и недоброжелательная атмосфера. Стоит отнести к удачному стечению обстоятельств то, что клингоны так и не догадались закрыть фабрики по добыче и обогащению руды энергетическими щитами, подумал Харрисон, иначе никакой транспортер сюда бы не дотянулся. Но ждать «делегацию встречающих» следовало в любую минуту.
Харрисон сделал шаг назад, к укрытию за высоким выступом в стене, и в этот момент…

…в нос ударяет невыносимо едкий, отвратительный запах. Так пахнет, наверное, в аду – жжёной серой, палёным пластиком и горелым мясом. Мимо него просвистела падающая балка, за долю секунды до её падения он каким-то чудом успевает откатиться в сторону. Дышать неимоверно тяжело, воздух не только смердит – раздирает лёгкие, и он заходится в кашле. Мужчина в костюме химзащиты резко поворачивается на звук, на нём маска с респиратором, автомат на нагрудном ремне. Человек идёт к нему, одновременно рука ложится на ствол оружия, нащупывая предохранитель. И повсюду за идущим человеком трупы – на дороге, на крышах разбитых автомобилей, на ступеньках зданий, словно их сбросили сюда с какого-то летательного аппарата. И Джон знает, что лица некоторых чудовищно искажены, разъедены, как кислотой, и сердце его взрывается болью. Не за себя, хотя минуты его сочтены, он это понимает, а за них, тех, кто ему доверял. Кто одной с ним крови.
Солдат уже рядом, он сдёргивает автомат с плеча и Джон смотрит в чёрное дуло. Если бы не обессилившие его раны и воздух, терзающий лёгкие, он показал бы этому идиоту, как направлять на него оружие…

Но звук автоматной очереди раздаётся откуда-то сзади и голову солдата сносит как топором палача. Секунду безголовое тело стоит неподвижно, а затем валится вбок и слегка вперёд, падая Джону на ноги и заливая сапоги кровью.
Рядом с ним, привалившимся к каким-то обломкам, опускается на колени человек с автоматом в одной руке, другой он сдергивает респиратор.
Молодое красивое лицо, светлые длинные волосы откинуты назад. Малик.
Малик??!
- Вы ранены?
- Пустяки, Малик, восстановлюсь. Спасибо, что спас.
Светловолосый мужчина протягивает руку в перчатке и помогает встать.
- Быть рядом с вами честь для меня, мой Хан!
Хан??!


Внезапно в видение вторгаются звуки речи, гортанной, состоящей, кажется, только из одних согласных, и Джон приходит в себя.
Он почти сполз по стене и сам не понял, как это получилось, но сейчас важно не это, а то, что в щёку ему уперся ствол мгновенно опознанного им клингонского дисраптора. Их четверо, в полном обмундировании и шлемах, очевидно, патруль.
- Идиоты!
Шипение сквозь зубы на стандарте клингон мог и не понять, но дальнейшее пояснений не требовало.

Рывок за ствол – и дисраптор у Харрисона в руках. Два противника выведены из строя сразу: один – сильнейшим резким ударом приклада под челюсть, раздробившим горло, другой - выстрелом в упор. Двое остальных открыли огонь, но уже кипит знакомая змеиная холодная ярость и на его стороне быстрота, превышающая возможности человеческого тела, и ещё чуть-чуть и он вспомнит – откуда.

С линии фазерного огня Харрисон ушёл раньше, чем они вскинули свои дисрапторы, и, оттолкнувшись ногами от стены, совершил невообразимый кульбит. Два прыжка – и он уже сбоку этих неповоротливых по сравнению с ним гуманоидов. О да, они высоки, массивны, но он знал их уязвимые места, и третий клингон отлетает от мощного, нанесённого со всей силой торцом дисраптора, удара и пинка в колено. Выстрела четвёртого Харрисон избегает, нырнув ему в ноги и, выхватив нож d`k tang, он одним коротким замахом почти снёс клингону голову.
Не обращая внимания на то, что кровь из разорванных сосудов запятнала рукав плаща, Харрисон провёл рукой по лицу. Он вспомнил это имя – Хан, но клингоны появились так не вовремя… Значит, его на самом деле зовут Хан? Или это его боевое прозвище? Как бы то ни было, Джон знал, что он на верном пути, его стратегия себя оправдывала. Чтобы вспомнить, надо вернуться туда, где забыл.

Подхватив кейс и клингонский дисраптор, он направился к точке закладки первого заряда, не забыв поднять откатившуюся в сторону портативку. Хорошо, что клингоны её не заметили.
На закладку 8 зарядов ушло больше часа, считая и перемещения по планете, а ему ещё надо прыгнуть на Кронос: электромагнитное возмущение при активировании детонаторов не даст воспользоваться транспортером. Заканчивая последнюю закладку, он мельком взглянул на индикатор заряда портативки и высчитал, что для прыжка на Кронос хватит точно, но с уходом на «Брэдбери» уже могли возникнуть сложности. Вот только не теперь, подумал Харрисон, или Хан, когда он, наконец-то, начал вспоминать! Но главное, выполнив задание, уйти с Праксиса.

Координаты 43.89.26.05 привели его в безлюдную провинцию Кета, где, если долго не задерживаться, появление патрулей маловероятно. Однако уровень заряда кристаллов упал до критического, достигнуть зависшего «Брэдбери» не получится. Харрисон хладнокровно рассмотрел варианты и понял, что войти сюда, на вражескую территорию, навести модуль и остаться при этом более-менее целым сможет только «Вендженс». Адмирал ещё досадовал, что испытать вооружение удалось исключительно на космических объектах вроде астероидов…

Когда на капитанской панели «Вендженса» сработал вызов экстренной связи, адмирал выпрямился, а Эд вздрогнул. Кроме как от Харрисона, вызов здесь ждать было не от кого.
- Маркус на связи.
- Адмирал, заряды заложены и готовы к детонации, я на Кроносе, но есть одна проблема. Мне не хватит энергии, чтобы уйти на «Брэдбери».
Маркус переглянулся с Эдом. Плохо. Если бы Харрисон застрял на Праксисе, то и чёрт бы с ним, он и так сделал очень многое, но если он останется на Кроносе и попадёт в плен, вся работа по суперсекретным вооружениям будет годна лишь на учебные пособия для курсантов. Пытать клингоны умели и любили.
- Что ты предлагаешь, Джон? "Вендженс"?
- Или перехват управления "Брэдбери", третьего варианта я не вижу…

Вот это серьёзно, подумал адмирал. Обнаружение корабля Федерации на территории Клингонской империи - почти неминуемая война, а начинаться ей пока рановато. Но, с другой стороны… Трусом Алекс Маркус не был и обнаруживать присутствие агента Секции 31 на "Брэдбери" не хотел.
- На какое расстояние мы должны подойти, чтобы тебя выдернуть?
- Я скину сейчас данные по заряду кристаллов, лейтенант Хольм знает, как рассчитать уверенный захват.
- Жду.
- Инженерный! - пауза. – Лейтенант Хольм, направляю данные, срочно рассчитайте зону захвата портативного транспортера Харрисона.
- Есть, сэр.

Значит, что-то всё же пошло не так, промелькнуло в голове у Рииты, но взглянув на появившиеся на мониторе цифры, ей едва не стало дурно. Она быстро поняла, в чём дело: они не учли, что перемещения по Праксису потребуют больших затрат энергии из-за сильной ионизации воздуха над заводами, и теперь заряд кристаллов опустился ниже рассчитанного.

Компьютер выдал допустимое расстояние и Риита связалась с адмиралом.
- Сэр, зона уверенного захвата транспортера расположена на территории империи.
- Направьте данные Моралесу, лейтенант. Энсин, рассчёт курса по максимальному варпу.
Моралес вывел на навигационную панель карту района и быстро что-то прикинул.
- Предлагаю точку 56.91.28.58 с уточнением на 58/4, это в зоне захвата, но максимально близко к границам. По последним сведениям, туда мигрировало отражательное пылевое облако Лозинского, оно слабо ионизировано и не мешает транспортерам, но обнаружение «Вендженса» затруднит. Время прибытия на варп-10 с учётом дохода на импульсных 45 минут 24 секунды от старта.
- Система, готовность к максимальному варпу. Доложить.
- Переход на варп-10 возможен через 2 минуты 15 секунд.
- Моралес, вводите координаты. Система, подтвердить приём.
- Приём подтверждаю. Подтвердите переход на варп-10.
Маркус набрал код на панели кресла.
- Харрисон на связи.
- Тебе надо продержаться 47 минут, Джон, раньше никак.
- Продержусь. Ровно через 46 минут активирую транспортер.
- Принято, - Маркус дал отбой. – Система, переход на варп-10 подтверждаю.
- Подтверждение принято, обратный отсчёт.

Риита в инженерном готовила модуль, поднимая его мощность дополнительной батареей кристаллов и отгоняя тревогу. «Вендженс» шёл на невиданном пока в Федерации варп-10 так же легко, как какой-нибудь пассажирский транспортник на пятом искривлении. Конечно, долго – день или два – это бы не продлилось, по прошествии десяти дней прыжков по квадранту запасы взятого с собой дилития нуждались в пополнении, но сейчас им хватило бы и двух-двух с половиной часов уверенной «десятки».

- Мостик инженерному.
- Хольм на связи.
- Приведите в боевую готовность фазерные и торпедные батареи проекта 16-394-ДХ.
- Есть, - она ринулась к соседней консоли и повернула обе верньеры фазерных батарей до упора вправо. Так, хорошо, время полной зарядки 22 минуты, у них будет резерв минут в 15 до выхода. Торпеды-невидимки ушли на загрузку в аппараты, это требовало гораздо меньшего времени.
Верньеры медленно возвращались обратно, наконец указатели встали вертикально и раздался звон.
- Инженерный капитану. Фазерные батареи один и два полностью заряжены. Торпедные аппараты 1 тире 5 первого отсека и 8 тире 12 второго готовы к бою.
- Отчёт принят.
Маркус непроизвольным жестом стиснул ручки кресла: теперь, если их там поджидают неприятности, они встретят их во всеоружии.

***


На Кроносе Джон, укрывшись в каких-то развалинах и держа позади себя кейс с зажигательными гранатами, следил за временем, одновременно активировав пульт дистанционного управления детонаторами. Долго медлить тоже было нельзя: заряды могли быть обнаружены, уничтожение патруля не останется незамеченным. Пусть уж лучше ломают головы над взрывом Праксиса, а не ищут его.
- 5, 4, 3, 2, 1…
Сначала не произошло ничего. Потом на поверхности планеты одна за другой стали возникать огненные точки, они расплывались в звёзды, звёзды - в очаги пожара, и вот уже вся планета превращается в пламенеющий шар. На секунду показалось, что в небе вспыхнула сверхновая, а в следующий момент шар беззвучно взорвался и Харрисона накрыло тёмной волной. Он ощутил, как под напором волны в голове у него будто рухнула стена, и вслед за этим его затопили тысячи и тысячи воспоминаний и образов.

ГобиХейсенДелиЭрикссенМальтувисАсанфЯдВойна! Ботани Бэй! Хан!

Глаза его распахиваются, но не видят ничего… а потом всё разом становится на свои места.
Я Хан, тот, кого звали Нуньен Сингх! Я Хан!
Осознание бьёт под коленки и Хан с трудом приходит в себя от удара о твёрдую землю. Сердце колотится как безумное, он тяжело дышит, опираясь на руки.

Он Нуньен Сингх, Хан. Он вспомнил не только своё полное имя: перед глазами мелькают лица, он почти чувствует удушливый чад на улицах Нью-Дели, откуда он и остатки его людей поспешно уходили, чтобы не разделить участь поражённых ядом. Он помнит стройный корпус созданного ими «Ботани Бэй» - последней надежды на жизнь, последнего их дома…
Сколько же прошло с тех пор времени? Сейчас начало 2259-го … Хан никак не мог это осмыслить … 263 года минуло … цифра просто гигантская…
А люди? Где его люди?

Хан порывисто вскинул голову. Его холодный разум вступал в свои права и представленная им картина оказалась чудовищной. Кто и что сделал с ним, кто убедил его в том, что он Джон Харрисон??! У него не только имя чужое, у него чужое всё. Лицо, глаза, биография, даже тело. Хана держали, как инструмент, как полезное приспособление, его, который всегда сам выбирал себе дорогу и не подчинялся никому!
Хан до боли, до хруста в костях сжал кулаки. От выброса адреналина тело содрогалось, ярость приказывала: «Убей!». Дайте только ему вернуться на «Вендженс», он будет пытать всех, начиная с адмирала, пока не добьётся правды.

Нет, не сейчас, охладил его пыл рассудок. Чтобы найти Малика, Хоакина и других надо вернуться на базу, даже, может быть, на Землю. Их было 85 человек на «Ботани Бэй», не могло же случиться так, что нашли только его. Остальные должны где-то быть, и он, Хан, их во что бы то ни стало обнаружит.
Когда-то они несколько лет провели, нося чужие маски ради того, чтобы скрытно подобраться к нужным людям, ценной информации, вычислить точки удара. Если для того, чтобы понять, куда эта Секция 31, которую он уже ненавидел всей душой, спрятала его экипаж, нужно опять носить маску по имени Джон Харрисон, Хан заранее согласен. Он наденет его на себя, как бронезащитный костюм, он будет ждать своего часа с терпением кошки и воспользуется им со свирепостью тигра. И вот затем наступит Время Жатвы…
Хан смотрел на то место, где раньше был Праксис, и из глаз его глядела сталь и сталь закипала в крови. Задание выполнено на «отлично», это поможет ему оставаться нераскрытым ещё какое-то время. Сейчас главное под благовидным предлогом внести изменения, которые позволят ему в одиночку управлять «Вендженсом», аккуратно притормозить доведение до серийного выпуска новых торпед-невидимок, чтобы их не использовали против него. И, пожалуй, нужно сделать модуль перемещения и установить его на «Игле» на случай работы на Земле. Если он будет приходить и уходить, используя модуль шаттла, его нельзя будет отследить. Поиск его людей…тут без взлома компьютерной системы не обойтись…

Пока этот план складывался в его голове, прошло уже 34 минуты, а Хана ещё не обнаружили. Он открыл кейс и поблагодарил кого-то там, на небесах, за то, что разработал и захватил с собой эти гранаты. Модифицированный изотоп калий-41 не настораживал никакие сканеры безопасности, в то же время обладая просто-таки убойным тепловыделением и скоростью горения, сравнимой с ядерной реакцией. Ему не требовались ни детонаторы, ни взрыватели, достаточно было удара, чтобы находящаяся в центре капсула с водой разбилась. Что ж, возможности этого века превышали возможности того, из которого он ушёл.
На 41-ой минуте отсчёта над руинами, где скрывался Хан, зависла стандартная клингонская патрульная «птица». Хан надвинул перчатки на пальцы, вынул из кейса все 4 гранаты, рассовав три по карманам и взяв в одну руку четвёртую гранату. Во вторую руку удобно лёг дисраптор, и, если бы клингоны видели его взгляд и растянувшую губы улыбку, то предпочли бы оставить его в покое.

***


- Адмирал, мы на месте!
От слов энсина Моралеса искры напряжения пронизали мостик. Они были на территории врага.
- Сканеры?
- Все чисто, сэр!
- Введите обратные координаты, готовность номер один к старту в ручном режиме, - отдал приказ Маркус. – Инженерный!
- Хольм на связи.
- Начинайте поиск Харрисона по последнему местоположению.
- Есть, сэр!
Через 20 секунд модуль издал сигнал установления связи с портативным транспортером Джона.
- Поиск завершён, к перемещению Харрисона готова.
- Лейтенант Пенн, щиты опустить! Хольм, давайте!

Хан материализовался на мостике «Вендженса», сразу же укрывшемся щитами, где его встретило воцарившееся гнетущее молчание и четыре пары изумлённых глаз.
С лица хищника, отведавшего крови, на них глядели пылающие глаза, а напряжение и мощь его тело излучало, как радиацию. Плащ Харрисона был в пыли, копоти и брызгах крови, и на мостике ощутимо запахло гарью.
- По-моему, там было жарко, не так ли? – нарушил тишину адмирал и тут же взвыли сканеры, улавливая сигнал «враг».

- Сэр, два клингонских крейсера справа!
Адмирал острым взглядом впился в изображение на экране: а клингоны-то успели взять кое-что от «Нарады». Он перевёл глаза на Харрисона и заметил на его лице мрачное удовлетворение, не сулившую противнику ничего хорошего.
- Харрисон, наведение на цель! Торпеды и фазерные батареи к бою! Моралес, обратный курс проложен?
- Так точно, сэр!
Сканеры заливались, поймав прицел чужого оружия, механический голос «Вендженса» повторял: «Внимание, красная тревога! Предупреждение об атаке! Уровень опасности семь! Красная тревога!».
Хан сел в кресло и пальцы его залетали по консоли, вводя координаты обеих крейсеров.
Лучи дисрапторов первого ударили по «Вендженсу» и корабль содрогнулся. Слегка.
- Щиты?
-95%, сэр!
- Инженерный, готовность к варпу!
- Полная, сэр!
Залп второго клингонского корабля сотряс «Вендженс» чуть сильнее.
- Щиты?
- 89%!
«А неплохо», - решил адмирал и сказал, как отрубил.
- Моралес, сканеры на запись! Харрисон, торпедный огонь! Пенн, готовность к старту!

Хан кончиками пальцев бросил торпеды в бой. Стандартный запуск на уничтожение включался по схеме 2-3: две первые торпеды, аннигилируясь в щитах противника, снижали уровень его защиты до того, что следующие за ними три разносили объект в клочья. Разлетевшиеся в космосе обломки свидетельствовали о том, что схема подобрана правильно.
Адмирал удовлетворённо выдохнул и подумал, что Эд был не так уж неправ насчёт оргазма.
- Пенн, уходим!
- Есть!
От чёрной громады «Вендженса» остался только след светящейся звёздной пыли и Марлоу поймал себя на том, что уже давно задерживал дыхание.

- Ну вот, и торпеды заодно испытаны, - сказал Маркус. – Моралес, записи сделаны?
- Так точно!
- Перешлите в базу проекта 16-394. Джон?
Хан окинул взглядом панель, встал и подошёл к креслу адмирала.
- Счастлив доложить, что миссия увенчалась полным успехом.
- Праксис?
- Обращается вокруг Кроноса в виде пояса астероидов, сэр.
- Потрясающе, - адмирал встал и пожал руку Хану. – Сегодня ты оказал Федерации и всему человечеству огромную услугу.

Прозрачные серо-голубые глаза надёжно укрыли под пеленой твёрдости удушающий, немного разрядившийся на клингонах гнев, и желание одним движением свернуть адмиралу шею.
- Благодарю вас, сэр!
- Возвращаемся домой.
«Я уже вернулся».
- Моралес, пошлите условленный сигнал прежде всего Слэттери, потом Шэди и Юки Сулу, - обратился Маркус к навигатору.
- Позвольте мне переодеться, адмирал, - Хан указал на кровь на рукаве плаща.
- Конечно, ты заслужил отдых, Джон. Жду тебя через полтора часа, - дружески улыбнулся Маркус.

Дружески. К горлу Хана снова подкатил нестерпимый порыв к убийству, адмирал заслуживал этого в гораздо большей степени, чем клингоны. Враг не может предать, от него всегда знаешь чего ждать, ударить в спину могут только близкие.
Мальтувис или Асанф, с которыми он делил одну судьбу, прошлое и будущее.
Маркус, который утверждал, что они много лет были друзьями и которому Хан верил.

Хан поспешно вышел с мостика. Многое надо обдумать, ему нужно было поставить под контроль гнев и ярость, сейчас бушующие где-то в глубине него так, что, казалось, грудная клетка модифицированного сверхчеловека не выдержит этой бури.
У себя в каюте он ополоснул лицо водой и отражение в зеркале глянуло на него светлыми холодными глазами. Он вспомнил своё настоящее лицо, волевое, смуглокожее, кареглазое, с изогнутым в улыбке тонкогубым ртом, которое он мог по желанию делать то обаятельным, то властным, то мягким, то грозным. Его сделали чужим даже для тех, кто его знал и помнил, и когда он их найдёт, они вполне могут ему не поверить. В яростной вспышке он едва не разбил зеркало ударом кулака. Он медленно выпустит кровь из того, кто отнял у него лицо и его личность, или разорвёт его, как…

…ему то ли семь, то ли восемь лет, когда по городку, где он тогда жил, проезжает передвижной цирк, и он с другими детьми бедноты стоит и зачарованно смотрит на животных. Он знает архаров, и антилоп-горалов, и обезьян всех размеров и окрасов, но вот этого зверя он никогда не видел. Великолепный бенгальский тигр спокойно лежит в своей клетке и полным сдержанного достоинства взором рассматривает окружающих, солнце вспыхивает искорками на его необыкновенно красивой белой полосатой шерсти, отражается в аквамариновых глазах. Нуньен замирает на месте при виде такого чуда. Это не может быть тигром, тигры опасны, а это не зверь, а волшебное существо, способное подарить удачу и бессмертие.
Ночью, когда в зверинце затихают звери и ложатся спать люди, Нуньен прокрадывается через лёгкую временную загородку. У него нет денег, чтобы пойти туда днём и увидеть это чудо поближе, он может это сделать только ночью. Клетку с тигром он находит легко и придвигается к самым прутьям, но он ещё мал, а клетка стоит на небольшом возвышении, и мальчик залезает на нижнюю перекладину, удеживаясь за прутья руками. Крупный белый тигр поднимает голову и смотрит на Нуньена, при свете Луны глаза его вспыхивают бледным пламенем, но до того ли очарованному Нуньену? Внезапно его правая нога соскальзывает с перекладины внутрь клетки, мальчик невольно вскрикивает и тигр бросается вперёд… Последнее, что помнит об этом Хан – страшную боль в ноге и голубые дикие глаза того, кто секунду назад казался сказкой…


Воспоминание потеряло свою остроту ещё в прежней жизни, и сейчас он, как ни странно, даже нашёл в нём какую-то поддержку. Можно перекрасить тигра в белый цвет, можно глаза сделать голубыми, но, как говорили когда-то у него на родине, нельзя смыть полосы с его шкуры. Золотистый или белый – он тигр, царь зверей, а не рафинированный суперинтеллект по имени Джон Харрисон. Хан научился владеть тем лицом – научится и этим, и так научится, что никому…

Внезапная мысль, которая раньше почему-то в голову не приходила, застала его врасплох. Он совсем забыл о Риите.
Хан застонал и обеими руками схватился за виски. Как бы он не выкручивался, что бы ни делал, она мигом заметит разницу. Любой бы на её месте заметил. Ещё недавно он в роли Джона Харрисона танцевал с ней под гитарные переборы и изо всех сил пытался вызвать на разговор, а сегодня? Будет смотреть мимо, как будто её и нет? Сейчас играть прежнюю роль так, чтобы она ничего не заподозрила, он, скорее всего, не сможет. И разговор … да не о чем им теперь разговаривать, если у него одно дело в жизни: найти своих и уйти вместе с ними с Земли.

Второй раз за сегодня Хан вознёс хвалу своей удаче: Рииты не было на мостике, когда он вернулся на «Вендженс», и у него есть хоть немного времени. Что делать?
Можно потребовать перевести её, придравшись к чему-либо.
Можно убить и выбросить в открытый космос или испепелить тело разрядом фазера максимальной мощности.
И можно сделать сообщницей.

Хан хладнокровно рассмотрел все варианты, каждый из которых имел свои минусы. Чтобы потребовать перевод, нужно время. Физическое уничтожение возможно, но потом, очевидно, начнётся внутреннее расследование, а, стало быть, все сотрудники юпитерской базы попадут под жёсткий контроль. Сделать её своей сообщницей, хотя бы до миновения надобности, означало бы зависимость. Да и что известно людям 23-го века о событиях 20-го, Хан не знал, но считал правильным предполагать худшее. И так плохо, и так не лучше.
В любом случае он не мог рисковать и находиться с ней наедине. Не стоило ему уходить с мостика до прибытия на базу ... стоп, а ведь сейчас "Вендженс" в варпе, идёт себе спокойно, Риита вполне может отлучиться из инженерного и зайти к нему! Поговорить о ситуации с преждевременной разрядкой кристаллов, обсудить возможность увеличения мощности портативки было бы в высшей степени профессионально с ее стороны.
Хан провел ладонью по лбу: этого допускать было нельзя. Ладно, он проведёт время до выхода из варп в отсеке, где сконцентрированы терминалы, регистрирующие состояние всех двигателей и распределение энергетических потоков. Заодно подумает о том, как можно заставить систему повиноваться одному человеку.

@темы: Ребут

URL
   

Кораблю - взлет!

главная